Сыромятники

Москва была центром ремесленного производства: ведь, как правило, город начинался с того, что вокруг крепости, под защитой ее стен, начинал селиться ремесленный, а также торговый народ. Ремесленники были одной из самых главных составных частей городского населения, а что касается кожевенников, то их ремесло вообще было одним из старейших - кожа еще до приручения животных, до развития скотоводства, была важнейшим продуктом, насущно необходимым для повседневной жизни человека.

В Москве кожевенники расселялись в нескольких местах: так, в Замоскворечье, на правом берегу Москвы-реки, поселились в основном овчинники, а на правом берегу реки Яузы сыромятники (шорники), давшие название этой местности.

Они выстроили в своей слободе приходскую Троицкую церковь (любопытно, что кожевенники в Замоскворечье тоже построили церковь во имя св. Троицы). В Сыромятниках она находилась на углу Верхней Сыромятнической улицы и 1-го Сыромятнического переулка, недалеко от нынешних Садового кольца и Курского вокзала.

Здание ее, самое заметное во всей окружающей местности, было построено в 1786 г. на месте старого, возведенного, вероятно, в 1680 г.; колокольня же осталась прежней, XVII в. Храм в XIX в. перестраивался: так, в 1806 и 1832 гг. были сделаны новые верхи у него и у колокольни и выстроена новая трапезная с двумя приделами преподобного Сергия и св. Николая Чудотворца. Как и многие московские церкви, Троицкая была снесена; вот постановление Президиума Моссовета от 15 октября 1932 г.: «Принимая во внимание, что церковь так называемой троицы (в Сыромятниках) находится на территории, забронированной для постройки нового центрального вокзала, церковь закрыть, а здание ее снести». Летом 1933 г. она перестала существовать. Никакого вокзала на ее месте не построили, и теперь тут чахлый скверик.

Чудом уцелело чрезвычайно интересное строение, оказавшееся задвинутым во двор дома по Земляному валу, №39, строившегося с 1939 по 1953 г. по проекту И.Н. Кастель и Т.Г. Заикина. Если пройти во двор, то совершенно неожиданно можно увидеть очаровательное старинное здание, в состав которого входит одностолпная палата со сводами, сложенными из большемерного орленого кирпича. Палата в 1680-х гг. принадлежала боярину П.И. Матюшкину, племяннику царицы Евдокии, жены Алексея Михайловича. В XVIII в. правнук боярина продал родовые палаты, они переходили из рук в руки, и с 1764 г. принадлежали княгине Н.П. Волконской, владевшей ими до 1810 г. Возможно, дом был перестроен во второй половине XVIII в., но ампирный вид он приобрел в послепожарное время: в 1813-1817 гг. к дому приставили модный тогда портик с шестью ионическими колоннами. В 1820-х гг. домом владел купец П.В. Лукутин, в семье которого бывал Н.И. Пирогов.

Усадьба имела позади жилого дома большой сад, который частично сохранился и в XIX в. назывался в народе Потешным, т.е. увеселительным. В советское время он стал садом имени Е.Ф. Кухмистерова, участника Октябрьского переворота 1917 г., председателя профсоюза железнодорожников Московского узла; сейчас уже никаких «потех» в саду не осталось, тут скучное и унылое место рядом с железнодорожными линиями.

Рядом с этой усадьбой, но уже ближе к Курскому вокзалу, к площади выходит другое ампирное здание (Земляной вал, №35). Его центр выделен небольшим изящным четырехколонным портиком, опирающимся на цокольный этаж. Сначала это был одноэтажный каменный дом, построенный в 1818 г. на месте сгоревшего деревянного, а к 1822 г. его надстроили вторым, также каменным этажом.

Помимо того, что дом этот является памятником архитектуры, он заслуживает внимания и как памятник исторический: на нем помещена мемориальная доска, отмечающая место рождения знаменитого врача г.П. Боткина 5 сентября 1832 г. Но здесь могли бы быть еще несколько мемориальных досок: в начале XIX в. дом принадлежал Петру Кононовичу Боткину, основателю известной русской купеческой династии, славной многими деятелями коммерции, литературы, искусства, науки. Семейство Боткиных, как писал В.В. Стасов, «необыкновенно замечательно по количеству интеллигентных индивидуумов, в нем народившихся, образовавших почти исключительно самих себя и потом игравших очень значительную роль в истории русского развития».

Глава семьи, происходивший из посадских людей города Торопца, переехал в Москву в 1800 г. Он первым понял выгоды чайной торговли с Китаем через Кяхту и вскоре разбогател, став в 1828 г. купцом первой гильдии, а потом и потомственным почетным гражданином. Семья Боткиных была даже и по московским меркам большой Гот двух браков у Петра Кононовича было 25 детей, из которых выжило девять сыновей и пять дочерей. По воспоминаниям друга боткинской семьи доктора Н.А. Белоголового, «...все многочисленные члены этой семьи поражали своей редкой сплоченностью; их соединяла между собою самая искренняя дружба и самое тесное единодушие... на фамильных обедах этой семьи... нередко за стол садилось более 30 человек, все свои чада и домочадцы, и нельзя было не увлечься той заразительной и добродушной веселостью, какая царила на этих обедах; шуткам и остротам не было конца; братья трунили и подсмеивались друг над другом, но все это делалось в таких симпатичных и благодушных формах, что ничье самолюбие не уязвлялось...».

Многие из потомков Боткина приобрели широкую известность в России. Старший сын Василий стал одним из членов кружка философов и литераторов, автором широко известной книги «Письма об Испании» и многих статей по истории литературы и музыки; Дмитрии - собирателем большой коллекции западноевропейской живописи; Михаил - художником и также собирателем, но коллекции русского искусства; Петр посвятил свою жизнь семейной фирме; Сергей стал знаменитым медиком.

Вскоре после рождения Сергея Боткины переехали с Земляного вала в Петроверигский переулок, где они купили прекрасный особняк, бывший в их владении почти до взятия власти большевиками. Отойдем от шума и суеты Садового кольца и углубимся в переулки. Сыромятники удивительное место. Уйдя с оживленных улиц, путник неожиданно оказывается как будто в другом городе, не в центре одного из самых крупных урбанистических образований в мире, а и тихом, провинциальном, удаленном от суеты и шума столицы, городке. Перед ним переулки, заросшие деревьями, сквозь трещины асфальта мостовых пробивается зеленая трава, изредка пройдет по тихому переулку прохожий, а ведь совсем рядом гудит тысячами автомобилей Садовое кольцо и неумолчно шумит людская круговерть у Курского вокзала.

Вот в таком тихом месте оказываемся и мы, повернув в Мельницкий переулок (в этих местах находилась слобода мельников). Ранее называвшийся Кривоярославским, переулок связан с памятью знаменитого хирурга, педагога и общественного деятеля Н. И. Пирогова. На доме №12 находится поставленная еще до большевистского переворота мемориальная доска, решительно утверждающая: «Здесь родился Николай Иванович Пирогов 13 ноября 1810 г.». Судя по этому тексту, он родился именно в том здании, на котором и помещена доска. Но это не так, оно уже третье по счету на этом месте со времени памятного события.

Тут, в глубине участка, приобретенного отцом Н.И. Пирогова, казначеем Московского провиантского депо Иваном Ивановичем Пироговым около 1807 г., стояло небольшое деревянное строение, в котором родился будущий медик. При пожаре 1812 г. дом сгорел, и на прежнем месте отец построил новый, на каменном фундаменте, но тоже деревянный дом.

По просьбе и указаниям отца Пирогова, который интересовался живописью, новый дом разукрасил некий доморощенный художник: на потолках он изобразил пестрых птиц, порхающих среди зарослей, все печи разрисовал аллегорическими изображениями времен года в виде женских фигур, в садовых беседках поместил фантастические фрески. Конечно, именно этот дом помнил Пирогов, живший в нем до 15 лет, когда его отец разорился и семья переехала в Конюшковский переулок на Пресне.

Дом детства Пирогова также не дошел до наших дней - его заменили строения, появившиеся по красной линии переулка во второй половине XIX в., на одном из которых и укрепили мемориальную доску. Из дома своего детства маленький Николай каждый день направлялся на Верхнюю Сыромятническую улицу: он в 1821 г. поступил полупансионером в «своекоштное отечественное училище для детей благородного звания педагога Василия Степановича Кряжева». На доме училища по Верхней Сыромятнической, №7 помещена мемориальная доска (для установления пироговских памятных мест много сделал известный москвовед В.В. Сорокин). В училище занимался и Василий Боткин.

На Верхней Сыромятнической улице обращает на себя внимание щедро украшенный большой особняк (№16). Но пышные одежды скрывают классическое строение конца XVIII в., которое принадлежало московскому купцу П.X. Колесникову (оно не исследовано и может скрывать еще более ранние части). В 1879 г. особняк перешел к некоему дворянину Ф.Ф. Биркелю, который пристроил к нему слева трехэтажную башню по проекту архитектора М.К. Геппенера. Полностью изменил свою внешность этот особняк при следующем владельце, купце второй гильдии Романе Богдановиче Шене, разбогатевшем на торговле шерстяной пряжей и известном в Москве своей благотворительной деятельностью. Он превратил его в 1894 г. в здание, похожее более на средних размеров дворец где-нибудь в западноевропейском городе (архитекторы Б.В. Фрейденберг и В.И. Чагин). Если с Верхней Сыромятнической улицы пройти в туннель под железнодорожными путями Курской дороги к Нижней Сыромятнической, то сразу же при выходе из туннеля с правой стороны начнутся строения завода «Манометр», основателем которого был Федор Федорович Гакенталь. История завода началась в 1886 г., когда Федор Гакенталь, записанный в мещанское сословие подмосковного города Подольска, получил разрешение на открытие в Денисовском переулке около Немецкой улицы литейного заведения. Потом он перевел его в Сыромятники и значительно расширил, устроив «бронзомеднолитейный, чугунолитейный и арматурный завод и фабрику манометров», продукция которых получила в 1896 г. на Нижегородской ярмарке большую золотую медаль. Стачечная борьба конца XIX - начала XX в. не обошла завод Гакенталя, его рабочие неоднократно устраивали забастовки, участвовали в демонстрациях, особенно частыми они были в 1905 г. Завод национализировали летом 1918 г. - он тогда стал называться 1-м арматурным, а через четыре года получил название «Манометр». Сам же Федор Гакенталь еще долго работал на собственном заводе, ибо новая власть на первое время не отказывалась от использования деловых талантов старого владельца, но только в 1926 г. он смог покинуть СССР. У туннеля стоит старое заводское здание, в котором на втором этаже находилась квартира Ф.Ф. Гакенталя.

Неподалеку отсюда в 4-м Сыромятническом переулке сохранилось прекрасное здание в стиле классицизма. Как ни удивительно, уцелело множество декоративных украшений его, да и сам дом, по крайней мере внешне, претерпел немного изменений. Стоит войти через калитку во двор и полюбоваться этим незаурядным сооружением: оно производит впечатление мощи и в то же время сдержанности, центр его выделен красивым портиком, а впереди находится необычный полукруглый выступ.

Один из первых планов этой местности свидетельствует о том что здесь находилась огромная усадьба (участок ее был площадью более 11 000 квадратных саженей, что составляет более 5 га) с главным каменным домом, а между ним и Яузой были несколько прудов В 1809 г. усадьбой владел купец Никифор Прокофьев, в начале 1821 г. она перешла к ревельскому второй гильдии купцу Фридриху Даниельсону. В тимпане портика главного дома до сих пор можно увидеть затейливо переплетенный вензель его сына Людвига Фридриховича Даниельсона.

Новые владельцы открыли на территории усадьбы пивоваренную фабрику и построили рядом, через переулок, длинное здание складов для хранения солода. В 1840-х гг. фабрика, владельцами которой стали первогильдейские купцы Виллиам Ватсон и Петр Дрейер, была второй по величине в Москве: в ней производилось пива на 57 тысяч рублей в год. В 1855 г. эта огромная усадьба и фабрика стали принадлежать известному в летописях русской истории и коммерции Василию Александровичу Кокореву, как его называли, откупщицкому царю. Он разбогател на откупах, занялся банковским делом, основал несколько промышленных компаний и стал одним из самых богатых людей в России. Кокорев, к негодованию царской администрации, занялся и активной общественной деятельностью, в которой, впрочем, власти не дали ему развернуться. Некоторое время тут находилась фабрика сургуча, смолок и пробок Н.Ф. Мамонтова, которая в 1858 г. переехала в собственное помещение за Пресненской заставой, где было налажено производство масляных лаков. В конце XIX в. тут находилось акционерное общество «Московская Бавария», к которому перешла пивоваренная фабрика. Она просуществовала до первых лет нового XX в., когда часть усадьбы приобрели душеприказчики X.С. Леденцова, завещавшего свое состояние на образовательные цели, и главный дом в 1909 г. был переоборудован для помещения там городского училища. К тому времени старинная усадьба значительно сократила свою площадь: часть ее отрезала линия Московско-Курской железной дороги, а часть, выходившая к Яузе, была продана в другие руки. Заведующим домами был И.П. Голоулин, и еще много лет при коммунистах этот дом среди окрестного населения назывался «Голоулинским», и даже весь район до набережной Яузы - «Голоулинкой».

Напротив, через Хлудовский переулок (сейчас Сыромятнический проезд), находятся строения целого комплекса благотворительных учреждений, связанных с именем Герасима Ивановича Хлудова. Хлудовы были ткачами-кустарями, вся семья отличалась умом, предприимчивостью, сметкой и огромным трудолюбием. После кончины основателя дела Ивана Ивановича Хлудова сыновьям досталось 200 тысяч рублей, которые они пустили на расширение производства. Вскоре они смогли завести торговлю в Москве, а в 1847 г. начали постройку бумагопрядильной фабрики в Егорьевске, которая стала одной из самых больших в Подмосковье. Вместе с братом Алексеем Герасим Хлудов управлял Егорьевской бумагопрядильной мануфактурой и стал одним из самых богатых людей в России. Он занимался и коллекционированием картин - в его собрании находилась федотовская «Разборчивая невеста», произведения Перова, Айвазовского, Брюллова.

После ранней смерти Павла, своего единственного сына, Герасим Хлудов пожертвовал несколько сот тысяч рублей и специально купленный огромный участок земли в Сыромятниках для строительства благотворительного учреждения, называвшегося Домом призрения бедных. г.И. Хлудов умер в 1885 г., и Купеческое общество на завещанный им капитал стало строить по проекту архитектора Б.В. Фрейденберга большое здание приюта с домовой церковью. Он был открыт 8 мая 1888 г. В то время там поместили 50 женщин и 30 мужчин, а в 87 бесплатных квартирах 150 вдов с сиротами. Со временем около приюта на средства дочерей Хлудова были выстроены здания различных учреждений: так, Александра Найденова пожертвовала средства на строительство корпуса бесплатных квартир, Любовь Вострякова - на бесплатное народное училище, Прасковья Прохорова - на отделение слабых и одержимых недугами, а также на бесплатное женское ремесленное училище и еще один корпус бесплатных квартир (автором некоторых из этих сооружений был архитектор Л.Н. Кекушев).

В результате на большом (площадь его более 3 га) участке у Яузы в новых и старых зданиях образовался целый благотворительный городок. Перед Первой мировой войной, в 1913 г., в бесплатных квартирах жили 570 человек, в приюте находилось 105 человек, в ремесленной школе обучалось 60 девочек, а в начальной школе 95 учеников.

После коммунистического переворота в бывших приютах обосновались советские конторы.

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".