Коломенское

Объясняя название, придумали легенду: жители Коломны бежали от Батыя, который напал на город в 1237 г. и разорил его дотла; беженцы поднялись по Москве-реке, ее высокий левый берег с богатыми лугами привлек их внимание, они высадились на нем и основали поселение, назвав его по родному городу – Коломнинское, превратившееся со временем в Коломенское. Документальных подтверждений этому рассказу нет, и думается, что тут просто искусственное сближение похоже звучащих названий: вероятнее всего, как это делал историк М.Н. Тихомиров, связывать название села со словом «коломище», т.е. место погребения.

Село «Коломниньское» впервые упоминается в духовной Ивана Калиты 1339 г., в которой он завещал его своему младшему, четвертому сыну Андрею вместе с городом Серпуховом, впервые тогда ставшим центром самостоятельного княжества. Князь Андрей Иванович умер от моровой язвы в 1353 г., а Коломенское осталось у его потомков, князей Серпуховских, и впоследствии принадлежало знаменитому Владимиру Андреевичу, прозванному Храбрым. Во время Куликовской битвы князь командовал засадным полком, решившим ее исход.

После битвы великий князь Дмитрий «прииде в Коломенское село и ту нача ждати брата своего князя Владимира». По преданию, Дмитрий, получивший прозвание Донской, построил в Коломенском в честь Куликовской победы церковь св. Георгия Победоносца.

Князь Владимир оставил Коломенское «со всеми луги и з деревнями жоне своеи княгине Олене», дочери литовского князя Ольгерда, а она завещала его великому князю московскому Василию I. С тех пор село находилось в дворцовом ведомстве.

Оно стояло на торной дороге, по которой с юга неоднократно приходили к Москве иноземные войска, и много раз упоминалось в связи с обороной Московского государства. Так, в 1407 г. ордынский хан Едигей вошел в город, остановился у кремлевских стен, но не смог взять крепость и отошел к Коломенскому: «Я сам Едигей, пришед ста в Коломенском и виде яко вси людие ужасошася»,– так гласила подпись под изображением его в Лицевом летописном своде. В Москве князь Василий Дмитриевич перед приходом Едигея, «не успе ни мало воиньства собрати», ушел с княгиней и детьми в Кострому, а город оборонял его дядя князь Владимир Андреевич: «...и смятеся град, и устрашишася людие и начата бегати, не брегуще о имении, ни о ином ни о чем же». Едигей в продолжение трех недель стоял в Коломенском, но в конце концов ушел обратно в Орду.

В 1528 г. великий князь Василий III собрал войска в Коломенском, когда царевич Ислам-Гирей с 40-тысячным войском подошел к Оке. Из Коломенского русские войска вышли навстречу татарам и разбили их войско. Когда через четыре года крымский хан Сафа-Гирей подошел к границам Московии, князь Василий III из Коломенского приказывал воеводам Вельскому и Шуйскому выйти навстречу крымчакам и добыть языков. Воеводы, выполнив приказ, отправили языков к великому князю в Коломенское.

Во второй половине XVI в. Коломенское несколько раз упоминалось в летописях. Так, в 1552 г., именно через Коломенское войска под водительством Ивана IV шли на Казань. Царь Иван изображен на миниатюре, которой была украшена летопись, где он сидит за трапезой во дворце в Коломенском и принимает князя Юрия Пронского, привезшего сообщение о взятии Астрахани.

Важное событие было связано с Коломенским, когда Иван Грозный в декабре 1564 г. вместе с семьей, приближенными и казной удалился из Москвы, наложив на нее опалу. Царь прожил в Коломенском две недели «для непогодия и беспуты» и потом, «как реки стали», отправился в Александрову слободу.

Начало XVII столетия прозвали Смутным временем: в России якобы объявился сын Ивана Грозного Дмитрий, который до этого считался убитым в Угличе. Самозванца поддерживали многие в самой России, не говоря уже о Польше, где тогда вынашивали идею нейтрализовать соседнее государство, посадив Лжедмитрия на трон и женив его на дочери польского магната.

Летом 1605 г. Лжедмитрий во главе войска приблизился к Москве. Перед тем как войти в город, он остановился в Коломенском. Там был устроен палаточный городок: поставлены роскошные шатры с башнями и воротами, где он принимал знатных москвичей, приветствовавших его и подносивших хлеб-соль вместе с драгоценными подарками – утварью, соболями, золотыми кубками. Отсюда Лжедмитрий направился в столицу, радостно встретившую его. «Все улицы были полны народом так, что невозможно было протолкаться; и все были в лучших нарядах и, считая Димитрия своим законным государем и ничего не зная другого, плакали от радости»,– передает нам очевидец. Но царствование Лжедмитрия было недолгим...

Многие годы не могла успокоиться русская земля, волнения продолжались – в правление царя Василия Шуйского начинается восстание под руководством Ивана Болотникова, развернувшееся затем в крестьянскую войну. Предводитель, холоп князя Телятевского, рассылал повсюду «воровские листы», в которых восставшие «велят поярским холопем побивати своих Бояр, и жены их, и вотчины и и поместья им сулят, и шпыням и безъыменникам вором велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити, и призывают их воров к себе и хотят им давати Боярство и Воеводство и Окольничество и Дьячество».

В конце октября 1606 г. болотниковцы подошли к Москве и раскинули лагери в Коломенском и Загорье. Москва была объята страхом, «духовенство молилось, народ постился три дни и, видя неустрашимость в государе (Василии Шуйском, которого «выкрикнули» царем в том же году 19 мая), сам казался неустрашимым»,– рассказывает Карамзин. Войско царя Василия под водительством Скопина-Шуйского, Голицына и Татева расположилось станом у Серпуховских ворот, ожидая подкреплений, а тем временем в стане восставших обнаружился раскол – часть их, пришедшая из рязанских городов, перешла на сторону законного царя,– однако противостояние продолжалось. Болотников укреплял лагерь под Коломенским валом и тыном, он даже начинал и военные действия: подходил к стенам Симонова монастыря и к Рогожской слободе, но был отогнан. Наконец, правительство царя Василия Шуйского собралось с силами: Михаил Скопин-Шуйский сформировал полки, отслужили торжественный молебен у раки царевича Дмитрия, ратных людей окропили святой водой у Калужских ворот, через которые войско вышло за пределы города и направилось к Коломенскому. Болотников же решил покинуть укрепленный лагерь, и решающее сражение развернулось под деревней Котлы, где крестьянское войско потерпело поражение и было вынуждено отступить обратно к Коломенскому. Три дня обстреливали из пушек укрепленный лагерь восставших и только когда зажгли его огненными ядрами, смогли захватить укрепления. Отсюда Болотников ушел к Серпухову, потом к Туле, там был схвачен и сослан в Каргополь, где его ослепили и утопили.

Но самые известные события в Коломенском произошли во время правления царя Алексея Михайловича. Казна была пуста, расходы на воины с Швецией и Польшей истощили ее, и с целью поправить положение было решено отчеканить медные деньги по цене серебряных. За этим последовали исчезновение платежеспособного серебра, рост цен и волнения в народе. Возбужденная толпа 25 июля 1662 г. вошла в Коломенское и подошла к Вознесенской церкви, где находился царь Алексей Михайлович. Он вышел на крыльцо и пообещал, что «учинит розыск» и накажет виновных. Собравшиеся, удовлетворенные царскими обещаниями, направились обратно к Москве, но на пути туда они встретились с новыми толпами, шедшими из города. На этот раз их встретили стрельцы, которым было приказано гнать народ. Многих зарубили, многие утонули в реке, сотни были схвачены стрельцами. Виновных в бунте вешали, клеймили буквой «Б» (что означало «бунтовщик»), ссылали в отдаленные места. После народного выступления медные деньги изъяли из обращения.

Коломенское в продолжение многих лет было местом пребывания царственных особ: так, во время большого пожара, случившегося в 1560 г., когда «загореся на Арбате, у Риз Положения», Иван IV отправил царицу Анастасию в Коломенское, а сам вернулся на пожар и «велик подвиг учинил... о унятии пожара». Тут много раз бывал царь Петр. В Коломенском 18 декабря 1709 г. родилась его дочь Елизавета. Царь праздновал Полтавскую победу и намеревался торжественно въехать в город, но в это время ему сообщили о рождении дочери: «Отложим празднество о победе и поспешим поздравить с восшествием в мир дочь мою,– сказал он,– яко со счастливым предзнаменованием вожделенного мира». В Коломенском дворце устроили пир, на который были приглашены и привезенные Петром шведские пленники.

Самый известный архитектурный памятник Коломенского – это, конечно, церковь Вознесения, выстроенная в 1532 г. великим князем Василием III, по преданию, в честь рождения долгожданного наследника, сына, ставшего царем Иваном Грозным, «...бе же церковь та велми чюдна высотою и красотою и светлостию, такова не бывала преж сего в Руси»,– как было сказано в летописи. Ее освятили 3 сентября в присутствии великого князя Василия III, его супруги и всего семейства, а потом «сотвори государь празнество велие светле и радостне, а пироваше у великого князя в Коломеньском митрополит с собором и братиа великого князя и боляре три дни честне и радостне...».

Огромный столп Вознесенской церкви, высотой почти в 20-этажное здание, да еще поставленный на высоком и искусственно подсыпанным берегу реки, виден издалека. Строилась она на века: фундамент заложили значительно шире периметра церкви, солидные стены, в которых проходит лестница наверх, имеют толщину 2,5–3 м.


Справа – Вознесенская церковь, слева – Георгиевская колокольня, между ними – передние ворота. Вид со стороны Москвы-реки.

Здание церкви состоит из подклета, на котором стоят четверик и продолжающий его восьмерик, переход от одного к другому декорирован тремя ступенчатыми рядами килевидных кокошников. Восьмерик же переходит в восьмигранный шатер, с как будто наброшенными на него ожерельями из каменных бус. И композиция здания, и его декор – кокошники, декоративные стрелы на плоских стенах четверика, узкие проемы окон – служат одной цели – подчеркнуть высотный характер его, стремление ввысь. Внутри же церковь тесна: высота ее более 40 метров, а площадь очень невелика – только 8,5x8,5 метров, т.е. 72 квадратных метра. Столп окружен галереей-гульбищем, несколько раз перестроенной на протяжении XVIII–XIX вв. С восточной стороны галереи находится уникальное в своем роде сооружение – царский белокаменный трон.

Рядом с Вознесенской церковью стоит круглая двухъярусная Георгиевская колокольня, на втором ярусе которой, прорезанном пятью арками, висели колокола. Существует предположение, что автором ее мог быть итальянский зодчий.

Во времена царя Алексея Михайловича Коломенское было еще более живописным – ведь тут стояло здание, которое считалось одним из чудес света:

Седмь дивных вещей древний мир читаше

Осьмый див – сей дом – время имать наше... –

писал поэт, религиозный деятель и публицист Симеон Полоцкий.

Деревянный Коломенский дворец построили в 1667 г., в течение лишь одного лета – он был заложен 3 мая и готов осенью (возможно, в состав его вошли и более старые постройки царских хором). Отделка продолжалась еще три года: над сказочно изукрашенным дворцом трудились лучшие мастера того времени, роспись и позолота выполнялась иконописцами под руководством известных художников Симона Ушакова и Богдана Салтанова, многие мастера, принесшие свое искусство из Белоруссии, занимались узорной резьбой.


Дворец Алексея Михайловича. XVI век. С гравюры Гильфердинга.

Это был большой ансамбль, состоявший из нескольких зданий, соединенных между собой, выстроенных так, как строили раньше, из отдельных теремов, разной величины и высоты. Впечатляют размеры Коломенского дворца: длина 100 метров, ширина 80 метров и высота до 50 метров. Он имел 270 комнат и около 3 тысяч окон. Представление о дворце можно получить, рассмотрев сделанную в 1865 г. модель его в одну сороковую натуральной величины, которая экспонируется в Коломенском музее.

После царя Алексея Михайловича дворец был заброшен и постепенно обветшал. Камер-юнкер голштинского герцога Берхгольц, посетивший Россию в 1720-х гг., отметил, что «все вообще так ветхо, что уже не везде можно ходить, почему наш вожатый в одном месте просил нас не ступать по двое на одну доску». Тогда Петр I отпустил деньги на ремонт, и под деревянное здание стали подводить каменный фундамент. В 1762 г. дворец осмотрели, составили смету на ремонт, которая выразилась в цифре 56 934 рубля 27 копеек. Затраты показались слишком большими, и было повелено «деревянный дворец весь и с фундаментами разобрать... и место очистить». Из дерева Коломенского дворца сделали его модель, часть была продана коломенским крестьянам, а одна из изб, сложенная из старого леса, достояла даже до нашего времени.

Главный, восточный фасад дворца смотрел на Передние ворота усадьбы и был обращен к Москве-реке. Сейчас можно примерно определить то место, где находился дворец: в усадьбе стоит невысокий столб с солнечными часами на нем, он был как раз перед окнами царских хором, возле юго-восточного угла дворца. На него клались челобитные царю, и столб так и назывался – Челобитный.

Центральными в комплексе дворца были хоромы царицы, которые соединялись переходом с Казанской церковью, выстроенной в 1649 г. Это традиционный пятиглавый четверик на подклете, с галереей-гульбищем, крыльцом на «ползучей» арке и с построенной несколько позже шатровой колокольней. Интересная и довольно малоизвестная особенность этой церкви – внутри нее можно видеть два столба с углублениями, которые были предназначены для тронов царя и царицы.


Казанская церковь

С восточной стороны в усадьбу вели парадные Передние ворота (1672 г.), с двумя проездами – большим для экипажей и малым для пешеходов. Над воротами поставлена палата, называвшаяся Органной, где в 1673 г. мастером Петром Высоцким был смонтирован хитроумный механизм, приводивший в действие медных львов, стоявших перед воротами:

Яко живии лви, глас испущают;

Очеса движут, зияют устами,

Видится, хощут ходити ногами. –

описывал их Симеон Полоцкий в стихотворном приветствии царю Алексею Михайловичу.


Передние ворота

Ярусом выше находились часы; но они не дошли до нашего времени, теперь там, под восьмигранным шатром, стоят часы, снятые с Сухаревой башни перед ее разборкой.

К Передним воротам примыкают две палаты: с севера – Приказные (1673 г., пристройка XIX в.), а с юга – Полковничьи, названные так потому, что в одной из них находились приказы, органы управления, а другая была занята начальниками стрельцов. К Полковничьей палате примыкает Кладовая палата (второй этаж ее был надстроен в XVIII в.), дошедшая до нас небольшая часть обширных хозяйственных дворцовых построек, включавших в себя, кроме нее, сушила, Хлебную и Поваренную палаты, Фряжские погреба, Кормовой двор, Конюшенный и Воловенный дворы. От хозяйственных строений также осталась и Водовзводная башня, выстроенная в середине XVII в., где находился водоподъемный механизм, доставлявший воду из глубокого колодца под башней в резервуар. Откуда она шла по керамическим трубам в различные здания в усадьбе.

Другие ворота Коломенского дворцового комплекса находятся с западной стороны и назывались Задними, или Спасскими (на них висела икона Спаса Вседержителя), со значительно более скромным декором, чем парадные Передние. Теперь Задние ворота являются главными, через которые посетители попадают в Коломенское.

После разборки дворца Алексея Михайловича построили небольшой и тоже деревянный дворец для Екатерины II на берегу реки, к северу от Вознесенской церкви. Он пострадал и от времени, и от нашествия наполеоновских войск и был разобран, а на его месте в 1825 г. выстроили для императора Александра I каменное здание в стиле ампир по проекту архитектора Е.Д. Тюрина. Он состоял из большого основного здания и двух флигелей, соединенных с главным зданием колонными галереями. В конце XIX в. этот дворец также был разобран, и от его комплекса остался лишь небольшой деревянный хозяйственный павильон с рустованными стенами, украшенный дорическими колоннами, стоящий на берегу реки.

В усадьбе можно видеть также поставленный сюда в 1980 г. межевой столб, подобный тем, которые ставились во времена Екатерины II для того, чтобы отметить границы владельческих земель, определенных в результате межевания. Недалеко – лежащий под серебристой елью крупный камень, на поверхности которого виден четырехконечный крест и надпись: «Сильный, храбрый Борис свят». Камень этот, как необычный исторический памятник, был отправлен в конце 1880-х гг. из Полоцка в Москву, в Исторический музей, но туда не доехал и остался здесь. Возможно, в надписи упоминается полоцкий князь Борис Всеславич, скончавшийся в 1128 г. В Коломенском есть и еще один любопытный камень, который получил название «Девий»,– ледниковый валун, предмет языческого поклонения финно-угорских и славянских племен, излечивавший, по поверьям, от бесплодия.

Первым директором музея «Коломенское», образованного весной 1924 г., был знаменитый реставратор, легендарный Петр Дмитриевич Барановский, благодаря которому удалось спасти множество ценнейших зданий, а также предметов старины. В 1927 г. он привез из Преображенского хозяйственную постройку XVII в., получившую название «медоварни», сложенную из толстых, диаметром около 70 см, бревен. Со временем в Коломенском собрались еще несколько таких спасенных от невзгод деревянных построек – домик Петра I, выстроенный в 1702 г. в устье реки Северная Двина, в то время, когда царь наблюдал за строительством крепости на подступах к Архангельску. Другая интересная постройка – это крепостная башня Братского острога, середины XVII в., самое старое деревянное строение в Коломенском, возведенное казаками, небольшими отрядами продвигавшимися в Сибири и истреблявшими местные народности. В одну из таких башен посадили неистового протопопа Аввакума, ревнителя древлеправославной веры: «...привезли в Брацкой острог и в тюрьму кинули, соломки дали. И сидел до Филиппова поста в студеной башне; там зима в те поры живет, да бог грел и без платья. Что собачка, в соломке лежу, коли накормят, коли нет». Еще одно крепостное сооружение привезли с берега Белого моря: островерхую, со смотрильной башенкой наверху и с широкими воротами, к которым вел бревенчатый мост через ров, башню Николо-Карельского монастыря 1690 г.

К югу от Коломенского, через Голосов овраг, находится еще одно выдающееся сооружение – церковь Иоанна Предтечи, что в селе Дьякове. Само село также древнее – оно упоминается в завещании 1401 г. внука Ивана Калиты князя Владимира Андреевича, но тут селились люди значительно раньше – городище в Дьякове, относящееся к концу I тысячелетия до н.э., дало название целой культуре – дьяковской, распространенной на территории Москвы и Подмосковья.

Церковь в селе Дьякове, построенная в середине XVI в., освящена во имя предтечи Христа и можно сказать, что ее здание – предтеча Покровского собора на Красной площади Москвы. Зодчий поставил здесь на общем основании пять отдельных церквей, престолы которых были освящены в честь святых, соименных членам семьи Ивана Грозного, и, возможно, эта церковь связана своим возведением либо с венчанием его на царство в 1547 г., либо с ожиданием рождения наследника в 1553 г. Есть сведения о том, что Иван Грозный слушал обедню в дьяковской церкви каждый год на свои именины, а потом приглашал духовенство на пир в царских хоромах.

Село издавна славилось садами, ведущими свое происхождение еще со времен рачительного хозяина царя Алексея Михайловича. В 1913 г. в коломенских садах насчитывалось более 10 тысяч яблонь!

В советское время тут был плодово-ягодный совхоз, но с началом жилой застройки начали все безжалостно ломать: уничтожили старинные крестьянские избы, выселили, несмотря на их протесты, местных жителей, выкорчевали бесценные яблоневые сады, хотя и была уникальная возможность создать уголок старой крестьянской Москвы у царской усадьбы Коломенское, но... ломать было значительно проще.

Усадьба окружена новой застройкой, которую пока удалось остановить на некотором расстоянии от нее. Священник Вознесенской церкви писал в 1880-х гг., что Коломенское расположено в очень здоровой местности: «Нагорный летний воздух, всегда более чистый, свободный от туманов и испарений, доставляет жителям возможность пользоваться всегдашним здоровьем. И действительно, народ Коломенский высокого роста и крепкого сложения». Интересно, что скажут жители современного Коломенского?

Дополнительно: Коломенское

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".