Фактические устроители слобод (княжеские «писцы», иногда коллективы вольных людей) должны были перезывать жителей в новооснованное поселение откуда только возможно. Таким способом, по терминологии того времени, они «копили» слободу на своего князя. Приступая к устройству слободы, «писцы» своевременно оповещали об этом окружное и дальнее население. Хотя слухи о новой слободе распространялись сами собой, все-таки прибегали и к помощи особых «посыльщиков» — богомольцев, монахов — собирателей подаяний на церковное строительство, иногда даже и нищих.

Сохранилось очень интересное летописное известие о приглашении населения устроить слободу. В 1572 году в Новгороде-Великом «кликали: которые люди кабальные, монастырские и всякие, чей кто-нибудь, пусть идут в государскую службу на Холыню; государь дает по 5 рублей, по человеку посмотря, а льготы на 5-ть лет».

Подобные приглашения новопоселенцев не должны были нарушать законных интересов других землевладельцев-феодалов. В силу этого нельзя было открыто подговаривать пленных и рабов к бегству или сманивать тяглых людей. Но, разумеется, все это делалось: рабам обещали свободу, тяглецам — финансовые и иные «ослабы» (в виде, например, определенного числа льготных, то есть свободных от податей, лет, а в некоторых случаях и льгот в отношении уплаты долгов).

При основании слободы жители ее, как упомянуто выше, получали особую жалованную грамоту, главным содержанием которой было подробное и точное перечисление обещанных им «ослаб» и привилегий, с предоставлением права на устройство в слободе рынка, иногда — винокурения.

Итак, из этого краткого очерка возникновения слобод двух основных типов явствует, что возможность «посадить слободу» была обусловлена прежде всего наличием земельной территории, принадлежащей кому-то, но только не самим слобожанам.

Прежде чем перейти к описанию старомосковских слобод, необходимо1 сказать несколько слов о плановой структуре древнерусского города, обычно располагавшегося тремя концентрическими кругами. Сердцевину городского поселения занимал детинец (то же, что и кремль), опоясанный рвом, стенами или валом. В большинстве случаев кремль стоял на возвышении и являлся крепостью, имевшей не только военное, но и административное значение. В стенах такого «города» стояли двop воеводы, воеводская изба (канцелярия), собор, тюрьма, государевы житницы, амбар, где хранилась «зелейная» (пороховая) и пушечная казна; в XVII веке «город» иногда имел каменные стены.

Второй круг городской оседлости составлял посад. Здесь находились дворы горожан, гостиный двор, рынок, отдельные лавки местных купцов, «мирская посадская изба» (посадское управление), «старостинская изба» (канцелярия выборного посадского старосты), «мытный двор», взимавший различные пошлины, «кружечный двор», где торговали казенным вином (водкой), и пр. На площади около гостиного двора в базарные дни становились возы приезжих из округи со всяким товаром; тут же были большие казенные весы. Зачастую посад был отгорожен «острогом» (частоколом) от третьего круга поселения.

В черте третьего круга располагались слободы — дворы мелких торговцев и ремесленников. Таким образом, все тянулось к кремлю, своему естественному защитнику, за укреплениями которого население округи искало убежища во время неприятельского нашествия. На такой случай окрестные землевладельцы и монастыри имели в кремле свои особые «осадные дворы». Подьячий Посольского приказа Григорий Котошихин, автор середины XVII века, писал по этому поводу: «Для военного времени во всяких городех у монастырей и у дворян устроены осадные дворы, и в воинское время на те дворы со всеми своими животами (движимое имущество. — В.С.) и с запасами и с женами и с детьми живут в городех. А крестьян из сел и деревень велят со всеми их животы посылать для осады в городы ж».

Москва во всех отношениях представляла собой типично русский город. В 1156 году в связи с сооружением деревянных и земляных укреплений она из обширной усадьбы суздальского князя Юрия Долгорукого превратилась в тогдашний «город», крепость. На западных границах Владимиро-Суздальского княжества Москва просуществовала как сторожевая крепость до 80-х годов XIII века; с этого времени она становится сначала скромной столицей удельного Московского княжества а полвека спустя, при Иване Калите, превращается уже в великокняжеский город и резиденцию митрополита всея Руси. На месте прежнего, маленького соснового детинца вырастает монументальный дубовый Кремль, занявший две трети современного нам Кремля Проходит еще четверть века, и дубовый Кремль Калиты уступает свое место белокаменному Кремлю Дмитрия Донского.

Надлежит заметить, что, судя по старинным описаниям, Москва в это время состояла уже из нескольких частей: собственно города, то есть Кремля, посада, Загородья и Заречья.

В последние годы XV века на Боровицком холме вырос величественный Кремль Ивана III. Территория Москвы расширялась тогда с каждым годом; слободы образовали в разных местах новые малые посады, так что старый посад, в отличие от первых, именовался уже великим посадом.


Московский Кремль в XVI веке. На первом плане деревянный Москворецкий мост. С акварели А.М. Васнецова

В 30-х годах XVI века территория великого посада; со всеми его монастырями, церквами, осадными дворами лавками торговых рядов и пр., была обнесена каменными укреплениями и получила название «Китай-город». Со всех сторон обступали Кремль и Китай-город слободы. Всю эту огромную территорию надо было защитить от непрекращавшихся набегов крымских татар.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".