Глава III

Хозяйственная жизнь московских слобод

Возникновение в Москве ремесел относится к ее далекому прошлому. Археологические раскопки советского времени (1949—1950 гг.) обнаружили на территории Зарядья следы существования здесь еще в XII веке небольших мастерских. Обращаясь же к летописным известиям, узнаем, что уже в первой половине XIV века в Москве существовало, например, литейное дело, требовавшее специальных знаний и немалого искусства. В 1345 году, сообщает летопись, мастер Борис, прозвищем Римлянин, слил в Москве три колокола больших и два меньших, а за три года перед тем он же был вызван из Москвы в Новгород Великий, где слил большой колокол для храма св. Софии. В летописях под 1420 годом имеется известие о том, что псковичи решили сделать новую свинцовую крышу на соборной церкви Троицы. Однако ни в самом Пскове, ни в Новгороде Великом не нашлось мастера, который умел бы лить «свинчатые доски». Обратились за помощью к немцам, в соседний Дерпт (Юрьев), но и там не нашлось такого искусника. Наконец митрополит прислал из Москвы мастера, который и научил псковичей, как лить свинцовые плитки. Этот факт, равно как и случай вызова литейщика Бориса из Москвы в Новгород Великий, свидетельствует о передовом, ведущем характере московского ремесла в северо-восточной Руси: то, что в XIV—XV веках было не под силу столичным городам других княжеств, успешно выполнялось Москвой.


Отливка в Москве большого колокола. С миниатюры XVI века

На очень значительной высоте стояло тогда в Москве изготовление оружия и различных доспехов. Следует заметить, что все кованое называлось тогда «кузнею», [Причем иногда кузнец значил почти то же, что теперь золотых и серебряных дел мастер,— настолько тонкой, ювелирной была работа и отделка некоторых предметов вооружения. Ювелирное, или, как тогда называли, «серебряное», дело само по себе издавна получило в Москве особенное развитие. Княжеские грамоты Москвы и других городов часто упоминают изделия московских мастеров Парамши, Макара и Шишки, делавших из золота и серебра кресты, оклады, цепи, пояса и пр. Со времени Ивана Калиты все московские великие князья благословляли своих детей крестами «Парамшина дела». В завещании Дмитрия Донского говорится о золотых поясах «Макарова и Шишкина дела».

К числу ранних промыслов московских ремесленников относится также иконописание. Первоначально «иконниками» были главным образом монахи или духовенство приходских церквей. Однако известно, что уже в XV веке существовали и светские мастера-иконники, иначе говоря, ремесленники-профессионалы, а позднее в Москве, в районе Сивцева Вражка, возникла Иконная слобода. Москва исстари славилась также переписчиками книг и миниатюристами. О других ремеслах более общего характера не приходится и говорить, потому что гончары, кузнецы, кожевники, швецы и пр. уже с XV века стали селиться в Москве особыми слободами.

Для того чтобы составить себе достаточное представление о характере слободского ремесленного производства, надлежит обратиться к известиям XVI—XVII веков, относящимся к двум «государевым» (дворцовым) хамовным слободам — Кадашевской и Хамовнической, которые являлись средоточием текстильного производства в старой Москве.

Происхождение названий этих слобод толкуется по-разному. Так, относительно Хамовнической слободы Забелин полагал, что ее название происходит от индийского слова «хаман» (белое бумажное полотно). По поводу Кадашевской слободы, находившейся за Москвой-рекой, между нынешними Большой Ордынкой и Большой Якиманкой, существует мнение, что первоначально она была населена «кадашами», великокняжескими бондарями, делавшими «кади» (кадушки, бочки) для дворцового хозяйства. Кадашево упоминается в завещании великого князя Ивана III, где в числе подмосковных сел, завещанных старшему сыну Василию, названо и Кадашево, тогда еще не входившее в черту московского посада. Таким образом, можно полагать, что этот ремесленный поселок, несомненно, существовал с конца XV века, но в ранний период своей истории не назывался слободой. Его население тогда составляли, очевидно, княжеские холопы. «В период массовых отпусков на свободу холопов,— говорит профессор П. Смирнов,— но, вероятно, после 1504 года, Кадашево и Хамовники могли получить отпускную и вместе ряд привилегий, обративших их в свободные поселки на княжеской земле, наделенные рядом существенных льгот, т.е. в слободы».

По поводу упомянутых профессором П. Смирновым Хамовников необходимо заметить, что этот поселок возник с 20-х годов XVII века, когда в Москву (на территорию, соседнюю с Новодевичьим монастырем) была переведена из Твери Константиновская ткацкая слобода, именуемая с тех пор Хамовной слободой или Хамовниками. В 1632 году в Хамовниках стояло всего 38 дворов, число которых в 1650-х годах достигло уже 90.


«Золотая решетка» Теремного дворца. С литографии середины XIX века

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".