На всех торжищах Москвы, больших и малых, всегда можно было встретить много слободских обывателей, торговавших преимущественно разным мелочным товаром своего производства или перекупным. Интересной подробностью старомосковской торговли была продажа в шалашах (род нынешних киосков), на скамьях и разносная торговля. В связи с последней на московских рынках появились в большом числе всякие «гулящие» и вообще люди, торговавшие различным товаром «на ходу». К этому виду торговли стали охотно прибегать и настоящие торговые люди в случае обеднения. Таких мелких «походячих» торговцев и торговок, легко ускользавших от обложения, власти стремились усадить по определенным местам, издавая предписания о том, где, чем и как торговать.

Еще в 1626 году бирючами было «прокликано», чтобы «торговые всякие люди сидели с товары своими, которыми товары в котором ряду торгуют, где и кому указано, а порознь никто никаков человек с разными товары в иных рядех не торговали и по крестцам ни с какими легкими товары и по Пожару и в воротех ни с каким товаром не сидели, а торговали в рядех и сидели на скамьях с товары своими, где кому даны места».

В соответствии с этим, в Золяном ряду могли стоять только торговцы золой и торговать ею «в лукошках, без шалашей, ненакрывся»; в Белильном ряду «походячие» торговали «в коробьях, накрывся в шалашах»; в Игольном ряду им было указано «лавок не ставить, а поставить скамьи и покрыть тесом на столбах»; на Неглинном, или Воскресенском, мосту (около нынешнего Государственного Исторического музея) были отведены места для продавцов белорыбицы и паровых сельдей, с предписанием: «сидеть на скамьях приносом, без кровель» и «по рядам не ходить»; то же самое было указано и в других местах торговцам калачами, пирогами, квасом и т.п., со строгим запретом менять свои места и торговать вразнос.

Алексей Михайлович и Федор Алексеевич, подтвердив этот указ, заставляли ломать выстроенные «в неуказных местах шалаши, скамьи и рундуки». Указом 1676 года была решительно запрещена продажа на Красной площади с рук, скамей и т.д. В 1681 году опять подтверждалось, чтобы «никаких чинов люди не в указных местах не торговали и от того его великого государя казне напрасной потери и недоборов не было». Но осуществить это в действительности было трудно, потому что на китайгородское торжище шел всякий, у кого было что продать.

Насколько в Москве была распространена мелкая торговля, дает представление следующее. Из тех торговых мест, которые в XVII веке находились в Китай-городе, 541 место принадлежало мелочным торговцам: одниx скамей насчитывалось 267, шалашей было 47, квас продавался на 62 бочечных и 32 кувшинных местах. О размерах и внешнем виде небольших деревянных лавочек и шалашей, рассеянных по слободам, можно составить себе ясное представление по хорошей зарисовке из «Путешествия» Олеария. Однако далеко не все слобожане вели только мелкую торговлю. Примером может служить житель Кадашевской слободы Петр Исаев, по положению средней руки торговый человек XVII века. Он владел семью лавками, каждая по четверть лавки, Здесь кстати будет отметить, что мелкое долевое владение лавками объясняется также тем, что оно зачастую являлось результатом дележа, продажи или заклада части лавки и т.п. Так, когда в 1694 году умер колокольный мастер Федор Моторин, то сын его объявил в приказе наследство, состоявшее из одной полулавки и одной четверти лавки в Котельном ряду; затем на Сретенке у Моторина был двор с лавкой, полулавкой и «сенницей»; на той же Сретенке он владел тремя скамьями, держал квасную кадь и сусленный кувшин. Кроме того, Моторин, подобно многим слобожанам, имел и промышленное предприятие — свою кузницу и учеников при ней. Тяглец Конюшенной слободы Иван Ипатьев стал «товарищем» (компанейщиком) «сотенных» торговых людей Потапова, Петрова и Кобылкина, получивших в 1626 году от правительства привилегию на разработку серной руды и и на добычу краски; им было разрешено пользоваться серным камнем в некоторых местах Серпуховского, Тульского, Калужского, Ярославского и других уездов. Но наряду с такими крупными предпринимателями и торговыми людьми на посадах количественно преобладали все-таки мелкие торговцы и промышленники, мало чем отличавшиеся от ремесленников. Однако благодаря своей многочисленности они имели немаловажное значение в общем производстве государства.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".