После «медного бунта» были уничтожены медные деньги. Монополия на экспортные товары (хлеб, лен, меха) дала правительству возможность собрать значительное количество серебра и восстановить в 1663 году серебряное денежное обращение. В Москве в течение двух недель, а в провинциальных городах в течение месяца казна обменивала медь на серебро из расчета первоначально 5 серебряных копеек за 1 медный рубль, а позднее, по-видимому, всего лишь 2 серебряные деньги (1 копейку) за 1 рубль медью. Но изголодавшиеся, разорившиеся люди и этому были рады.


Публичные наказания и казни в Москве на Болоте в XVII веке. С гравюры того времени

Прошло еще 20 лет, и в Москве разразился стрелецкий бунт, на всю жизнь запомнившийся тогда десятилетнему Петру. Несмотря на известные привилегии, рядовые стрельцы имели полное основание быть недовольными своим положением вследствие злоупотреблений со стороны их начальства. При Алексее Михайловиче, когда верховная власть была сильна, стрельцы молчали; они заговорили незадолго до смерти Федора Алексеевича, так как эти злоупотребления превращались уже в нестерпимое «мучение и тяжелоносие». Так, стрельцы, находившиеся под командой полковника Пыжова, били на него челом Федору Алексеевичу о том, что Пыжов вычитал у них половину жалованья, а иногда и больше; в ответ челобитчиков наказали кнутом. Особенно разнуздался при слабом Федоре Алексеевиче полковник Грибоедов. Помимо жестокого обращения с подчиненными, он, захватив стрелецкую огородную землю, заставлял самих же стрельцов обрабатывать и засевать ее вскладчину, расхищал денежное и хлебное жалованье стрельцов, наряжал их на работу в деревню к друзьям и родственникам; наконец, он заставил свой полк выстроить своими силами и средствами каменный полковницкий дом, а потом стеречь его и чистить «отходы».

Недовольство стрельцов увеличивалось с каждым днем. Их не могло уже удовлетворить только наказание виновных командиров,— стрельцы желали чего-то гораздо большего. Волнение в стрелецких слободах достигло своего предела, когда в последних числах апреля 1682 года умер царь Федор. Положение при дворе в это время было достаточно сложное. После Алексея Михайловича остались две семьи: старшая — от Марии Милославской, младшая — от Натальи Нарышкиной, матери Петра I. Федору должен был по старшинству наследовать болезненный Иван (сын Милославской), но патриарх Иоаким, опасаясь прихода к власти энергичной, склонной к новшествам царевны Софьи, тоже дочери Милославской, без особых формальностей провел избрание на царство младшего царевича, Петра. Однако партия Милославских не уступила: воспользовавшись волнением среди стрельцов, Софья и ее сторонники подняли стрельцов на открытый мятеж.

«Защищая свои интересы,— говорит С.К. Богоявленский,— стрельцы в то же время находились под влиянием общего настроения недовольства и неуверенности. Непрерывные войны, финансовые эксперименты с введением унифицированной соляной пошлины и медных денег не могли не подорвать общего благосостояния. Недоимки в податях, при всей строгости взыскания их вынуждавшие даже снижение оклада стрелецкой подати, жалобы представителей всех городов на оскудение и конечное разорение показывают всю серьезность положения… Восстание стрельцов, явившееся следствием общего политического положения и нарушения их экономических интересов, в своем развитии до известной степени переплеталось с придворными интригами».

Не следует, впрочем, думать, будто стрелецкий мятеж был только эпизодом династической борьбы; в настоящем случае произошло некоторого рода «совпадение» Стрелецкий бунт 1682 года был поддержан наиболее демократической частью населения московских слобод, так как к стрельцам примкнула беднота, холопы, а также солдаты Бутырской слободы. Зажиточные стрельцы не примкнули к движению, пытаясь даже, правда безуспешно, играть роль тормоза. Что же касается верхов стрелецкого войска, не говоря, разумеется, о верхах посадского общества, то они с самого начала заняли позицию, резко враждебную мятежу. Такое же расслоение произошло и в среде московского холопства, среди холопов была своего рода техническая интеллигенция, материально хорошо обеспеченная и очень ценимая московской аристократией; существовал также многочисленный разряд вооруженных боярских слуг, вполне преданных своим господам. В противоположность этой холопской «аристократии», холопские «низы» (их, понятно, было большинство) , а также малоимущие посадские, полунищие работные люди, крепостные и т.п. первыми примкнули к стрельцам.

Кровавые события начались 15 мая. Милославскими был пущен слух, будто Нарышкины убили царевича Ивана. Стрельцы по набату взялись за оружие и бросились в Кремль, где их не ожидали. Насмерть перепуганные бояре уговорили царицу Наталью выйти с Иваном и Петром на дворцовое крыльцо к разбушевавшейся толпе. Увидев Ивана живым и здоровым, стрельцы стали было успокаиваться, но дело испортил князь М.Ю. Долгорукий, с угрозами принявшийся ругать их. Они пришли в ярость, зарубили Долгорукого, и началась жестокая расправа, длившаяся три дня. Были убиты Иван Нарышкин и другие родственники Петра, боярин Матвеев, воспитатель царицы Натальи, князь Г.Г. Ромодановский, боярин Языков, думный дьяк Аверкий Кириллов и многие другие лица, считавшиеся сторонниками Нарышкиных. Выступившие наряду со стрельцами широкие народные массы (слобожане, холопы, крепостные крестьяне) разгромили Холопий и Судный приказы и истребили крепостнические акты. И вместе с тем, согласно официальному донесению датского резидента своему правительству, в эти дни «ничего не было слышно ни о грабежах, ни о поджогах, ни о чем-либо подобном… За самую незначительную кражу было установлено одно наказание: смертная казнь». В 20-х числах мая стрельцы, уже без оружия, «били челом», чтобы царствовали оба брата, по молодости своей под управлением царевны Софьи. В ознаменование переворота стрельцы потребовали поставить на Красной площади столб с указанием имен казненных ими бояр и с перечислением всех стрелецких заслуг.


Стрелецкий бунт в Москве в 1682 г. Справа: уничтожение крепостнических документов холопьего приказа. С миниатюр из рукописи первой половины XVIII века

Они потребовали также уплаты чрезмерно повышенного жалования и наименования их надворной (гвардейской) пехотой. После этого стрельцы помогли правительству подавить в Москве движение холопов и крепостных.

В результате стрелецкого мятежа правительственные посты заняли главным образом представители боярской среды. Они рассчитывали при помощи стрельцов укрепить за собой руководящее положение в управлении государством. Таким образом, стрельцы, поддерживая теперь притязания этих отживающих слоев, выступили как реакционная сила. Но торжество стрельцов было весьма недолгое. Их новый начальник князь Хованский, сочувствовавший расколу (среди стрельцов было много раскольников) , всячески мирволил стрельцам, по слухам, готовя заговор против правительства. Тогда (это было в сентябре) царевна Софья с юными царями уехала из Москвы и остановилась в селе Воздвиженском. Вызванные туда Хованский и его сын были казнены. В Москве стрельцы взялись было за оружие, но, узнав, что к Софье, переехавшей в соседний Троицкий монастырь, стягивается многочисленное дворянское ополчение, безоговорочно капитулировали. Начальником Стрелецкого приказа был назначен преданный царевне думный дьяк Федор Шакловитый; столб на Красной площади стрельцам приказали уничтожить собственными руками. Шакловитый держал стрельцов в повиновении, но, не потакая им, как Хованский, он и не притеснял их. Семь лет спустя, когда решался вопрос о том, удастся ли Софье, собиравшейся объявить себя самодержицей, окончательно отстранить от власти Петра, стрельцы не пошли за царевной и ее приверженцами. Перед этим они заставили царевну выдать Шакловитого. После розыска он был казнен с двумя стрельцами, Чермным и Петровым, как злоумышлявший на жизнь Петра и царицы Натальи.

Прошло еще десять лет. В 1698 году Петр, возвращаясь из-за границы, узнал в Вене, что стрелецкие полки порубежных с Польшей городов, взбунтовавшись, идут военным строем в столицу. Отказавшись от посещения Венеции, Петр поспешил в Москву. К его приезду стрельцы, разбитые под Новым Иерусалимом Преображенским и Семеновским полками, были уже усмирены, а главные бунтовщики наказаны (повешены, биты кнутом). Но Петр твердо решил навсегда покончить со стрельцами, превратившимися в реакционную силу, тормозившую экономический и культурный прогресс в стране. Был произведен новый розыск. Выяснилось, что стрельцы хотели видеть на царстве Софью. Последовали многочисленные казни, с перерывами длившиеся несколько недель. Затем стрелецкое войско было распущено, семьи стрельцов были высланы из Москвы, самих бывших стрельцов было запрещено принимать в солдатские полки, а дворы их отдали из оброка «разных чинов людям». Вместе с этим прекратили свое существование и стрелецкие слободы, в их прежнем значении особых поселков военных людей.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".