Сопоставляя данные писцовых книг XVI в., результаты натурных исследований последних десятилетий с образным повествованием Павла Алеппского можно себе представить в общих чертах архитектурный облик каменных храмов времени Дмитрия Донского.

Воскресенская церковь была четырехстолпным трехапсидным белокаменным храмом на подклете с хорами в западной его части, связанными с великокняжеским дворцом высоко поднятой над землей деревянной галереей-переходом. Перспективные порталы трех входов, обработанные колонками с бусинками, поражали антиохийских гостей мастерством техники резьбы по белому камню.

Ярусный, пирамидальный верх храма, похожий по словам Павла Алеппского, «на кедровую шишку или артишок», был завершен одной главой с шлемовидной маковицей.

«Весьма величественна и высока и как бы висячая»,— назвал Павел Алеппский соборную церковь, хотя она была меньше ныне существующего Успенского собора XVII в. По своим размерам она, очевидно, мало отличалась, и от московских четырехстолпных храмов XV в.

Впечатление величавой стройности сооружения достигалось размещением основного объема храма как бы на пьедестале-подклете, окруженном с трех сторон гульбищем на арках. Под сводами подклета находилось «много склепов и подвалов».

В системе пирамидального построения храма с двумя рядами закомар и поясом декоративных кокошников, окружающих основание барабана центральной главы, подклет с гульбищем, куда с запада вела открытая лестница, являлся как бы первой ступенью.

Своеобразный верх собора в Коломне напоминал, видимо, перекрытие собора конца XV в. в Андрониковом монастыре в Москве, реставрированного в 1960 г. В отличие от него Успенский собор в Коломне имел не одну, а три главы. «Большой купол находится над хоросом, остальные два над обоими боковыми алтарями»,— писал Алеппский.

Орнаментальный резной пояс, проходивший под высокоподнятыми окнами трех фасадов, порталы входов, обработка откосов проемов вызывали восхищение Павла Алеппского. «Косяки дверей и окон походят на отшлифованные колонны — работа редкостная…».


Схема расположения памятников архитектуры в старой части Коломны А — кремль: I — Пятницкие ворота; башни; II — Погорелая; III — Спасская; IV — Семеновская; V — Ямская; VI — Грановитая; VII — Малаховские ворота; VIII — Коломенская (Маринкина); 1 — Успенский собор; 2 — соборная колокольня; 3 — церковь Воскресения; 4 — Брусенский монастырь; 5 — Ново-Голутвин монастырь; 6 — народное училище; 7 — церковь Николы Гостинного; 8 — дом начала XIX в.; 9 — Крестовоздвиженская церковь; 10 — дом стряпчего Луковкина; 11 — церковь Покровская; 12 — церковь Николы Посадского; 13 — дом Шевлягина; 14 — дом №13 по Посадскому переулку (дом воеводы); 15 — дом №28 по Посадской улице; 16 — Никитская церковь; 17 — церковь Богоявления; 18 — здание мужской гимназии; 19 — дом Мещаниновых; 20 — дом Тупициной; 21 — часть корпуса Гостиного двора; 22 — детская больница; 23 — церковь Вознесения; 24 — дом Озерова; 25 — церковь Петра и Павла на кладбище; 26 — богадельня на кладбище; 27 — дом №222 на ул. Октябрьской революции; 28 — главная кордегардия; 29 — церковь Иоанна Богослова; 30 — пожарная часть; 31 — церковь Троицы; 32 — церковь Михаила Архангела; 33 — Кисловская богадельня; 34 — дом №24 по Большой Запрудной улице

На архитектуре белокаменных коломенских храмов второй половины XIV в., безусловно, сказались воспринятые от Владимира — Суздаля политические традиции и художественные идеалы XII в. Но все же прототипами коломенских произведений культового зодчества времени Дмитрия Донского являются московские соборы XIV в. Своеобразные их черты были восприняты талантливыми мастерами великого князя, использованы и усовершенствованы в процессе искания новых национальных форм общерусского значения, тесно связанного с борьбой за освобождение от татарского ига.

Воскресенская церковь и Успенский собор в Кремле, а также собор Голутвина монастыря отличались той же строгой торжественностью и изысканной нарядностью, свойственными памятникам владимиро-суздальского зодчества XII—XIII вв. Однако они отличались от них своей ступенчато-пирамидальной композицией, зрительно увеличивающей общую высоту храма, и своеобразным завершением.

Творческие достижения зодчих времен Дмитрия Донского в Коломне сыграли огромную роль в развитии русской архитектуры XV—XVI вв.

Возведение в Коломне в XIV в. каменных храмов, служивших во время войны и оборонительными сооружениями, было обусловлено ролью, которую играл город-форпост Московского Великого княжества на юго-востоке при подготовке к решительной борьбе с татарами.

Крепостями были пригородные монастыри — «сторожи»: основанный в 1374 г. при впадении Москвы-реки в Оку Голутвин монастырь, в котором вскоре построили каменный собор, и возникший несколько позднее на левом берегу Москвы-реки Бобренев монастырь.

Деревянные городские укрепления в конце XIV или начале XV в. были возобновлены, а возможно, и усовершенствованы: венецианец Иосафата Барбаро, бывший проездом в Коломне в 1436 г., упоминает: «…город Коломна, укрепленный подобно Рязани деревянными стенами».

Грандиозный пожар 1438 г. уничтожил город, а через два года казанский хан Махмет после неудавшейся попытки завладеть Москвой «идучи назад, достал Коломны пожег, и людей множество плени, а иных иссече».

К середине XV в. крепостные стены, по-видимому, опять были восстановлены. Иначе князю Василию Темному вряд ли удалось бы отразить нападения татар, собравшихся в 1450 г. снова пограбить Коломну и повторивших свою попытку через пять лет.

На рубеже XIV и XV вв. Коломна — самый богатый после Москвы город московского княжества. «Сей город сделался истинной столицей великого княжения и многолюдный, и шумной»,— рисует историк Н.М. Карамзин Коломну в 1433 г. В это время в ней жил Василий II, изгнанный из Москвы Юрием Звенигородским, и Коломна служила центром объединенных сил, сочувствовавших великому князю в его политике «собирания Руси».

С образованием централизованного русского государства Коломна, как и многие другие крепости, возведенные в период феодальной раздробленности, вошла в состав уже общерусской внешней обороны. Она стала одним из звеньев юго-восточной «засечной черты», защищавшей молодое объединенное государство от набегов казанских и крымских татар.

В XVI в. московское правительство планомерно ведет усиленное строительство каменных крепостей в городах, входивших в систему этой оборонительной линии. В начале столетия были возведены каменные укрепления Нижнего Новгорода и Тулы. Разгром Коломны крымским ханом Махмет-Гиреем в 1525 г. ускорил замену деревянных городских укреплений каменными, задуманную уже после пожара 1483 г., опустошившего город. И в том же году, как сообщает летопись, «князь великий Василий Иванович велел град Коломну делати камен». Создание этого грандиозного для того времени сооружения заняло шесть лет. Краткой записью под 1531 г. летописец отмечает окончание строительства крепости: «…того же лета доделан бысть город Коломна камен».

Встречающиеся в литературе сведения, что строителями Коломенского кремля были итальянские зодчие, работавшие в Москве в конце XV и начале XVI в., не подтверждены какими-либо документами.

После возведения каменных укреплений татарам уже ни разу не удавалось захватить город. Крепость в Коломне в свое время была не только неприступной твердыней; она считалась красивейшим из кремлей Подмосковья.

Неправильный многогранник зубчатых каменных стен, облицованных кирпичом, с разнообразными по форме и высоте башнями поражал современников своей военной мощью и красотой.

Протяженность каменного ожерелья равнялась 2 км. С севера и северо-запада защитой служили Москва-река и речка Коломенка. С других сторон кремль окружал глубокий ров, вымощенный белым камнем, которым был облицован и высокий цоколь стен и башен.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".