План 1800 г. (ЦГВИА) дает наглядное представление о принципе расселения по сословному признаку, которым стремились руководствоваться при застройке города. Территория кремля, не занятая церквами, монастырями и дворами священно- и церковнослужителей, предназначалась для постройки домов исключительно для дворян, хотя в Коломне к тому времени насчитывалось не более 25 дворянских семей.

На посаде подавляющее большинство кварталов отводилось под дворы купцов, которых вместе с семьями числилось около 2,5 тыс.; мещанам (1684 человека) предлагалось строиться всего в трех кварталах у Рязанской заставы и на задворках четырех кварталов в Запрудной слободе, часть которых, выходившая на Астраханскую улицу, предоставлялась купцам. Ямщикам, промышлявшим не только извозом, но содержавшим и постоялые дворы, отводились все 14 кварталов вдоль юго-восточной границы города у речки Репенки, где в Ямской слободе они уже в 1785 г. владели 175 деревянными домами.

Разночинцам, самому малочисленному и, очевидно, наименее обеспеченному слою населения, было предоставлено только полтора квартала на краю города в Запрудной Слободе.

В городе с населением около 5,5 тыс. человек поражает количество казенных питейных домов, которых насчитывалось семь, «да наемных у партикулярных людей каменных два, деревянных 4», «фряжских погребов — 7», «харчевен — 8» и многочисленных постоялых дворов, что являлось специфической особенностью Коломны с ее бойкой оптовой и розничной торговлей.

За два последних десятилетия XVIII в. в Коломне появляется много каменных жилых домов. В 1787 г. из 1043 домов только 40 были каменными; в 1800 г. после пожара 1799 г. каменных домов числится уже 145, а деревянных — 671. Если вспомнить, что в главных городах наместничеств, а позднее губерний, как, например, в Вологде в 1794 г., каменные дома составляли всего 2% общего их числа, в Калуге в 1804 г. — 10%, а в Рязани даже в 1837 г. — всего 8%, становится наглядным необычное для уездного среднерусского города развитие каменного строительства в Коломне, где на рубеже XVIII и XIX вв. каменные дома составляли почти 18% жилой застройки. Каменными были теперь и гостиный двор, и 180 лавок, в то время как деревянными оставались всего 43.

Кирпичных заводов в Коломне насчитывалось уже 24; ежегодно изготовлялось 175 тыс. кирпичей и выжигалось до 3,5 тыс. бочек извести. В статистическом описании 1838 г. (ЦГВИА) Коломна названа как «лучший, многолюднейший, богатый и торговый город из уездных Московской губернии». Автор описания, перечисляя уже упомянутые нами предметы торговли и отрасли промышленности Коломны, особо отмечает «цветущее состояние садоводства». Он обратил внимание на хороший каменный гостиный двор и значительное количество «довольно каменных порядочных домов, принадлежащих большей частью купечеству и заводчикам». Однако он отметил, что «казенных замечательных зданий или заведений, о коих заслуживало бы упомянуть, не имеется».

Достопримечательностью Коломны, по мнению составителя описания, была коломенская пастила: «из яблок, вишен, крыжовника и смородины делают сахарную пастилу с отличным искусством» и «отправляют для продажи в Москву, Санктпетербург и другие города».

О разрушаемой временем и жителями древней крепости он упоминает лишь бегло. Живописное расположение города и обилие зелени также не произвели на него никакого впечатления, и Коломна показалась ему очень скучной. Быт и нравы жителей Коломны конца XVIII — начала XIX в. красочно обрисовали И.И. Лажечников в своей автобиографической повести «Беленькие, черненькие и серенькие» и Н. Гиляров-Платонов в своих мемуарах «Из пережитого». Почти до конца XIX в. сохраняет Коломна тот же характер зажиточного, сытого, купеческо-мещанского уездного города, где ворота домов держат на запоре даже днем, окна закрываются железными ставнями, а интересы жителей ограничены событиями их тесного мирка. В статистическом описании 1853 г. отмечено, что быт коломенских купцов «мало меняется и остается почти в таком виде, как он был несколько десятков и даже более лет назад». Уездное дворянство предпочитало, если не хватало средств проводить зиму в Москве, жить круглый год в деревне. Коломна, как мы читаем в описании, как и другие уездные города «и в зимнее время мало оживляется» и «только служба по выборам, а не удобства городской жизни заставляют дворян переселяться временно в уездные города».

К середине XIX в. в Коломне было 14200 жителей. По-прежнему основную массу населения составляли мещане (7255 человек), многие из которых занимались торговлей, купцы (2767 человек) и ямщики (1555 человек). Дворян насчитывалось всего 237 человек, а разночинцев — 226.

И в 90-х годах XIX в. при общем числе жителей в 32100 человек, 84% всего населения составляли купцы и мещане. Дворян же насчитывалось меньше 0,5%.

Годовой торговый оборот Коломны достигал 800 тыс. руб., в то время как Серпухова —всего 500 тыс. руб. Но по развитию промышленности Коломна тогда еще уступала другим уездным городам Московской губернии. Здесь, как и в Богородске, на промышленных предприятиях было занято менее 400 человек. В Дмитрове же на заводах и фабриках работало уже около тысячи рабочих, а в Серпухове — даже 5 тыс.

Из 1342 гражданских зданий Коломны к середине века 394 были каменными.

Началом нового этапа в жизни города можно считать 1863 г.: в селе Боброве (под Коломной) инж. Л.Е. Струве организовал мастерские для изготовления сборных элементов железнодорожного моста через Оку, на постройку которого в связи с проведением Московско-Саратовской (ныне Московско-Казанской) железной дороги он взял подряд.

Струве построил кузницу, чугунолитейную, механические мастерские и навесы для сборки конструкций. Одновременно была начата постройка товарных вагонов и платформ. Из этих мастерских вырос Коломенский машиностроительный, а затем паровозостроительный завод, выпустивший в 1869 г. первый отечественный паровоз. С 1956 г. завод, превратившийся в крупнейшее промышленное предприятие нашей страны, выпускает тепловозы.

С развитием завода и после проведения железной дороги Коломна начинает постепенно терять свой ярко выраженный мещанско-купеческий облик.

Железнодорожный транспорт вскоре вытеснил гужевой; в результате обмеления рек стало неудобным пользоваться водным путем. Оптовой торговле был нанесен ущерб. Коломна утратила свое прежнее значение, превратившись в торговый центр только уездного масштаба. В то же время развивались промышленные предприятия города. Быстро возрастало число заводских рабочих. В 1878 г. их насчитывалось около 3 тыс., а к 1905 г. здесь работало уже более 7,5 тыс. На одном только заводе Струве рабочих и служащих к 1914 г. числилось около 10 тыс. человек. К началу XX в. в Коломне вырос и сформировался новый класс — рабочий, который сыграл большую роль в революциях 1905 и 1917 гг.

Преобладающее количество рабочего населения ютилось поблизости от завода в бараках, среди которых особенно дурной славой пользовались «шумовские номера». Многие снимали комнаты, а чаще углы и койки на окраине города и в соседних селах; некоторые строили деревянные домишки.

Село Боброво постепенно сливалось с городом. К 1917 г. здесь жило 22 294 человека, в то время как в собственно Коломне было 20 732 жителя. Однако все капитальное строительство, не считая заводских корпусов, по-прежнему было сосредоточено в старом городе.

Благоустройство Коломны стояло на очень низком уровне, но обилие фруктовых садов скрашивало ее. Лишенное же зелени Боброво, из 40 улиц которого только три были замощены, буквально тонуло в пыли и грязи.

Антисанитарное состояние, в особенности этой части города, и отсутствие хорошей питьевой воды были причиной частых вспышек разных эпидемий в дореволюционной Коломне.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".