Кремль

Во многих русских городах древняя крепость после утраты прежнего своего значения превращалась на рубеже XVIII и XIX вв. в административно-общественный центр.

Другая судьба постигла Коломенский кремль. Территория его, где находились собор, два монастыря и несколько церквей, к этому времени являлась сосредоточием только официальной церковности. Кипучая торговая жизнь проходила за пределами кремля — на Житной площади, в торговых рядах, на Астраханской улице, где были расположены постоялые дворы, лавки, трактиры, питейные заведения.

К концу прошлого столетия даже кремлевские храмы пришли в некоторое запустение: богатое купечество предпочитало жертвовать на убранство, поддержание и обновление посадских церквей своих приходов, где они как «благодетели» издавна играли определенную роль. И постепенно древнейшая часть города, которая высится на холме над Москвой-рекой и речкой Коломенкой в стороне от главной городской магистрали, превратилась в тихий уголок несколько музейного характера. В настоящее время центральная площадь кремля и тенистые его улицы полны задумчивой тишиной. Городской шум с оживленной соседней площади перед домом городского совета едва доносится до кремлевского сквера «Блюдечко», расположенного на месте древнего Городища. Отсюда с высокого берега в устье Коломенки открывается чудесный вид на Заречье, Запрудную слободу и стоящий на горизонте Бобренев монастырь.

Сохранившиеся стены и башни кремля дают возможность мысленно воссоздать старую крепость в полном ее объеме. На полуразрушенных частях коломенских укреплений можно изучать конструкцию стен и башен: видны кладка стен с каменной забутовкой и кирпичными лицевыми поверхностями, а также гнезда от балок бревенчатых «мостов», разделявших башни на ярусы. На соборной площади, столько видевшей за свое многовековое существование, высится монументальный Успенский собор, выстроенный в 1672—1682 гг. на месте храма Дмитрия Донского. Белокаменная кладка стен в нижней части сооружения, необычное совпадение двух восточных столбов с осью боковых порталов, несоответствие лопаток на фасаде внутренним столбам позволяли предполагать, что в храм XVII в. была частично включена древняя церковь XIV в.


Кремль. Успенский собор и колокольня. Фото А.А. Александрова

Археологические раскопки последних десятилетий показали, что от собора в XIV в. следов не осталось. Заслуживающее внимания предположение, что собор перестраивался в XVI в., не подтверждено письменными источниками и пока не подкреплено натурными исследованиями.

Перспективные порталы, типичные для храмов второй половины XVII в., контрастируют с гладью стен, расчлененных пилястрами-лопатками. В культовых сооружениях обработке западного (главного) входа обычно уделялось наибольшее внимание. Однако в коломенском соборе богатство декора северного портала не уступает нарядности отделки западного.


Кремль. Успенский собор План

По-видимому, соседство с существовавшим еще в XVII в., хоть и доживавшим последние дни государевым двором, расположенным на север от собора, и явилось причиной богатого декора северного портала, в то время как южный обработан очень скромно. Интерьер собора с четырьмя круглыми столбами и пышным позолоченным иконостасом и сейчас производит сильное впечатление, а современников он поражал своей торжественностью.

Соборную колокольню, существовавшую уже в 70-х годах XVI в., Павел Алеппский назвал «круглой и восьмиугольной с чудесной резьбой». Ныне существующая мощная колокольня (реставрация закончена в 1962 г.) только в нижней своей части относится, возможно, к XVI в. Восьмерик звона и шатер возведены во второй половине XVII столетия, по-видимому, одновременно с собором. Слухи, расположенные в три ряда по всем граням шатра, постепенно уменьшаясь, заставляют его казаться еще более высоким.


Кремль. Успенский собор. Северный портал

Примыкающее к колокольне здание Тихвинской теплой соборной церкви XVIII в. перестроено в конце прошлого столетия. Стоящая на месте древнейшего коломенского каменного храма Воскресенская церковь — произведение культового зодчества XVIII в., в состав которого, вошел четырехстолпный подклет сооружения зодчих Дмитрия Донского.


Кремль. Успенский собор. Западный портал

Упоминаемая в писцовой книге XVI в. каменная ружная церковка Николы Зарайского («что под коло-колы»), была разобрана в конце XVIII в. На ней висели «5 колоколов, да часы болшия боевые с перечасьем». Тип таких небольших церквей конца XV — середины XVI в., служивших одновременно храмом и колокольней, нам известен по другим подмосковным памятникам культового зодчества этого времени (Духовская в Троице-Сергиевской лавре 1476 г. и церковь-колокольня 1560-х годов в Александровой слободе).


Кремль. Успенский собор. Иконостас

Церковь Николы Гостинного, искаженная переделками позднейшего времени, в основном сохранила свою изначальную конструкцию, как это показали исследования последнего десятилетия. Натурные данные дают полную возможность произвести реставрацию этого интересного памятника. Небольшой бесстолпный храм, перекрытый крещатым сводом, с трехлопастным завершением фасадов, ступенчатыми рядами закомар и кокошников был увенчан одной шлемовидной главой. Павел Алеппский характеризует ее достаточно наглядно. «…Крыша ее крестообразна, ибо ее стены имеют с каждой стороны вид трех арок, из коих средняя выше остальных двух; церковь эта — во имя св. Николая…».

В писцовых книгах города Коломны 1577 и 1578 гг. упоминается лишь одна Никольская церковь, та, что «под колоколы». В то же время дьяк Герасим Мартемьянов в своей описи не только перечислил все церкви города, отметил ружные и указал пустующие, но даже подробно описал внутреннее убранство каждой из них или сообщил об отсутствии последнего. В связи с этим церковь Николы Гостинного приходится считать построенной не ранее 80-х годов XVI в.


Кремль.Соборная площадь. Вид с запада

Очень живописный комплекс составляют здания Ново-Голутвина монастыря, расположенного на территории бывшего архиерейского дома, где уже в XVI в. находился двор епископа. После упразднения коломенской епархии осенью 1799 г. епископу было предложено переехать в Тулу. В освободившийся архиерейский дом надлежало перевести Богоявленский монастырь из Голутвина, что и было осуществлено в 1802 г. С тех пор монастырь стали именовать Ново-Голутвиным.

Из описания Павла Алеппского, жившего в архиерейском доме, известно, что он был «очень велик и обнесен кругом деревянной стеной; келии или, вернее, дворец епископа выстроены из превосходного камня и дерева и также висячие (как и церкви)». Сириец восхищался «длинной деревянной галереей, находящейся на большой высоте от земли», по которой епископ «проходил к келиям от южной двери церкви по высокой лестнице», выходящими в сад галереями летних келий. Он восторгался мастерской работой русских плотников, построивших такие теплые зимние покои: «Они выстроены из строганого, крепко сплоченного, чудесного дерева и имеют двери, плотно прилаженные и тщательно пригнанные, обитые войлоком и кожей, так что ни одно дуновение ветерка не может проникнуть».

Один из переходов-галерей вел непосредственно в только что отстроенную каменную трапезную — Покровскую церковь — с главой, покрытой зеленой черепицей.

Палата для официальных приемов епископа была «каменной сводчатой». Можно предположить, что это та одностолпная палата, которая сохранилась до настоящего времени в нижнем этаже братского корпуса. В 80-х годах XVII в. архиепископ Никита почти полностью перестроил свою резиденцию.

Пострадавший от сильного пожара архиерейский дом был восстановлен со значительными изменениями его облика известным московским архитектором М. Ф. Казаковым, специально приглашенным в 1778 г. для этой цели в Коломну. Епископский двор был обнесен каменной оградой с угловыми двухъярусными башенками, увенчанными куполом, завершенным высоким шпилем. Белокаменные пинакли-пирамиды придают нарядность главным воротам. В такой же своеобразной трактовке форм древнерусского зодчества М.Ф. Казаков перестроил и бесстолпную Покровскую церковь.


Кремль. Ново-Голутвин монастырь. Башня ограды

Стрельчатые оконные проемы, пилястры-лопатки с узорными капителями, белокаменные пирамидки придают зданию тот же стилизованно-средневековый характер, который свойствен ограде. Примыкавшая к храму одностолпная трапезная вела в соседнюю палату для приемов епископа, позднее вошедшую в состав братского корпуса.

Братский корпус, сохранивший в основном типичную для монастырских келий конца XVII в. планировку, выстроен в 1682 г; почти над всеми палатами нижнего этажа уцелели сомкнутые своды с распалубками. Наверху при последующих переделках значительная часть сводов утрачена.

Вертикальное членение фасадов широкими пилястрами-лопатками, отвечающими поперечным каменным стенам, характерно для гражданских зданий того времени. Оконные проемы позднее растесаны; часть фасада в XVIII в. обработана декоративными филенками, а окна обрамлены наличниками. Здесь на втором этаже находились личные покои епископа. Только над одним окном уцелели следы очертания изначальной обработки проема XVII в.

Одноглавая бесстолпная Троицкая церковь, выстроенная на высоком подклете с обширной трапезной в 80-х годах XVII в., сильно искажена неоднократными «обновлениями» и переделками в последующие столетия. Все же и в настоящем своем виде здание представляет большой интерес оригинальной особенностью композиции: гульбище, окружающее с трех сторон собственно храм, входит в объем основного четверика церкви.

В восточном двухэтажном жилом корпусе помещались консистория, а также и семинария, основанная в 1739 г., где в 1800 г. училось 894 юноши.

Стройная колокольня, перекрытая куполом с высоким шпилем-иглой, возведена в 1825 г. Это здание — одно из лучших произведений русского классицизма в Коломне. Несмотря на отсутствие стилевого единства колокольня удивительно гармонирует и с Успенским собором, и с его колокольней. Чудесный вид на этот архитектурный комплекс открывается при подходе к Запрудной слободе со стороны Городища.

Недалеко от Воскресенской церкви стоит скромное двухэтажное здание на высоком белокаменном цоколе с сильно выступающими пилястрами портика. Это не дворец и не духовное училище, как его часто называли, а дом народного училища, датируемый концом XVIII в. В описании 1800 г. (ЦГВИА) мы читаем, что после учреждения народных училищ в 1786 г. в Коломне в кремле был «выстроен каменный о 2-х этажах дом», «в коем обучаются разного состояния юношества начаткам Российского языка и писать и рисовать, арифметике и православному исповедыванию христианского закона».


Кремль. Здание народного училища

Интересно отметить, что высеченная из белого камня стилизованная ионическая капитель пилястр этого дома повторяется в целом ряде коломенских зданий конце XVIII, а также и первой половины XIX в.: в Крестовоздвиженской церкви в кремле, в маленькой часовне у Пятницких ворот, в здании пожарной части, в доме №4 на Красноармейской улице, в доме на углу улиц Москворецкой и Зайцева, у каретного сарая в доме Общественного собрания (ныне аэроклуб на ул. Октябрьской революции, 222) и др.

По-видимому, излюбленный и легкодоступный в Коломне белый камень требовал более упрощенной композиции ионической капители, чем у отлитых из гипса, широко применявшихся в Москве при отделке фасадов. Своеобразный рисунок этой капители можно считать специфической особенностью архитектуры Коломны.


Каретный сарай дома №222 по ул. Октябрьской революции. Капитель полуколонны

Крестовоздвиженская церковь XVIII в., расположенная в восточной части кремля, после переделок в 1832 г. получила вид широко распространенного в то время типа церкви с двухсветной центральной частью, четырехколонными портиками на южном и северном фасадах, трапезной и колокольней.


Кремль. Дом №28 по ул. Лазарева

В кремле недалеко друг от друга стоят два одноэтажных жилых домика (дома №22 и 28 по ул. Лазарева), резко отличающихся по своему облику типичных дворянских особнячков начала XIX в. от купеческих жилых домов, характерных для старой Коломны. Принцип расселения жителей по сословному признаку не проводился в жизнь так строго, как это было предусмотрено планом 1800. Из документа 1808 г. (ЦГВИА) видно, что владельцами большей части домов, «внутри крепости», были купцы и мещане. Но все же те малочисленные представители дворянства, желавшие иметь собственный дом в Коломне, строили ого преимущественно в кремле.


Кремль. Дом №. 28 по ул. Лазарева. План (реконструкция)

Оба вышеупомянутых особнячка (дом №22 изначально также имел мезонин с полукруглым окном) построены, совершенно очевидно, по одному «образцовому» проекту. Домики характеризуют и быт, и материальное положение их владельцев. В то время как купцы возводят большие двухэтажные дома, небогатые дворяне, связанные с Коломной службой, в состоянии построить только маленький особнячок. Однако и в нем, так же как и в московских домах того времени, центральная часть главного фасада акцентирована низеньким мезонином и колонками, хотя и далекими от классических канонов. У лучше сохранившегося так называемого дома стряпчего Луковкина у Пятницких ворот можно проследить изначальную внутреннюю планировку, столь типичную для особняков начала XIX в.

Здесь и белокаменное крыльцо парадного подъезда со двора с металлическим зонтом над входной дверью, и пристроенные деревянные сени, и традиционная анфилада из трех, хоть и небольших комнат, и крутая деревянная лестница, ведущая из темного коридора на мезонин.

Советская (бывш. Брусенская) улица из-за разросшихся деревьев превратилась в зеленый коридор-беседку. За оградой бывшего Брусенского монастыря точно вставленный в рамку из листвы высится шатер Успенской церкви, возведенной по повеленью Грозного в ознаменование покорения Казани в 1552 г. Подвергшийся в 1881—1883 гг. значительным переделкам этот памятник русской славы еще ждет своего исследователя. Летний Крестовоздвиженский собор монастыря построен в 1852—1855 гг. в стиле того времени. Одна из достопримечательностей Брусенского монастыря — ограда с воротами с белокаменным ступенчатым аттиком, увенчанным фрагментом белокаменной каннелированной колонны. Особенно выразительны стройные высокие кирпичные башни с белокаменными поясами, подчеркивающими ярусную композицию. Средний ярус их в основном обработан стрельчатой аркадой, а верхний, завершенный изящным шатриком,— крупными восьмиконечными звездами, белокаменными, как и весь декор. Но ни одна башня в точности не повторяет другую.


Кремль, Брусенский монастырь. Ворота и юго-восточная башня ограды

Автором проекта этой оригинальной интерпретации древнерусских крепостных башен был или сам М.Ф. Казаков, или кто-либо из его учеников, работавший, видимо, под руководством своего учителя. Известный зодчий со своими помощниками (Родионом Казаковым, Иваном Еготовым, Константином и Петром Поливановыми) на рубеже 1777—1778 гг. составил план кремля и всего города. Параллельно с работой по перестройке архиерейского дома, очевидно, и был составлен также и проект ограды Брусенского монастыря, которая, возможно, и возводилась под наблюдением кого-либо из учеников Казакова.

Из зданий, находящихся в ограде монастыря, заслуживают внимания два двухэтажных каменных корпуса, построенных к концу первой половины XIX в. Отделка обоих зданий, где белокаменные детали (карнизы, пояски, оконные сливы, капители и базы пилястр, замки над окнами и т. д.) четко выделяются на красном фоне неоштукатуренных кирпичных стен, характерна для обработки фасадов в середине века в Коломне. Своей нарядностью отличается корпус с мезонином на торцовом фасаде, где внизу помещалась монастырская трапезная.

Парадный верхний этаж отапливался горячим воздухом, поступавшим снизу в декоративные печи-обогреватели. Здесь находились личные покои игуменьи, комнаты обслуживающих ее келейниц и два больших зала для торжественных приемов высшего духовенства и важных гостей.

Внутри оба корпуса полностью переделаны, но внешний их облик не подвергся изменениям. Сохранилось и двухколонное белокаменное крыльцо келейного корпуса.

Интересен ряд деревянных домиков — келий — с нарядно обработанным окошком светелки на чердаке.

От насаждений, которые по описанию 1811 г. (ЦГВИА) «составляют вид регулярного сада», уцелело лишь несколько вековых лип.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".