Петродворец

Центральный ансамбль. Большой каскад

Как единое целое с Большим дворцом, составляя его пышное подножие, выступает на склоне гряды Большой каскад, необычайный по смелости своей архитектурной композиции.

Обаяние могучей красоты покоряет каждого при взгляде на это грандиозное сооружение, искрящееся водяными брызгами, сквозь которые поблескивает золото статуй.

Когда фонтаны пущены, струи и потоки воды охватывают всю громаду каскада. Вода лавиной стекает с высоты каскадных лестниц, устремляется ввысь, вырываясь из пасти льва, поверженного богатырем Самсоном, легко играет над ступенями и тонким изящным узором перекрещивается над каскадным ковшом. Вода шумит в неутомимом движении и, сверкая на солнце, осыпает серебристой пылью статуи, вазы, барельефы.


Фонтан «Самсон»

Сочетание архитектуры, скульптуры и фонтанов, объединенных общностью замысла, оставляет сильное, неизгладимое впечатление.

Архитектурное решение каскада просто и лаконично. Две массивные семиступенные лестницы соединены пятью высокими арками Большого грота. Обширная площадка перед ним связана тремя широкими ступенями с ковшом — бассейном, дугообразные гранитные стенки которого плавно переходят в прямые линии Морского канала. Сооружение завершается мраморной балюстрадой, подчеркивающей его напряженный ритм.

Исключительную нарядность и жизнерадостность придает каскаду скульптурное убранство. Многочисленные статуи четко вырисовываются на фоне неба и зелени. Золоченые, с изумрудным полем, барельефы на отвесах каскадных лестниц служат прекрасным декоративным фоном для прозрачной водяной пелены.


Вид на «Аллею фонтанов» и Морской канал

Скульптурное убранство каскада определяет рисунок фонтанных струй и раскрывает его идейный замысел. Ключом к раскрытию этого замысла является монументальная скульптурная группа центрального водомёта — «Самсон, раздирающий пасть льва». Богатырская фигура героя, вступившего в единоборство с хищником, возвышается на пьедестале, сложенном из неотесанных гранитных глыб посреди бассейна. Весь облик Самсона, до предела напряженного борьбой, дышит уверенностью и неодолимой силой. И как символ победы богатыря, из открытой пасти льва, осевшего на задние лапы, вырывается двадцатиметровый водяной столб. Обильные воды, с шумом падая вниз, смешиваются с восьмью водомётами, бьющими вокруг исполина, и окутывают его искрящимися водяными брызгами. Красота фонтана хорошо передана в стихах выдающегося русского поэта Ф. И. Тютчева:

Смотри, как облаком живым
Фонтан сияющий клубится,
Как пламенеет, как дробится
Его на солнце влажный дым.
Лучом поднявшись к небу, он
Коснулся высоты заветной
И снова пылью огнецветной
Ниспасть на землю осужден.


Гравюра в честь Полтавской победы. Начало XVIII века

Скульптурная группа «Самсона Российского» посвящена решающему сражению Северной войны — знаменитой Полтавской баталии, в которой русский народ одержал победу над армией шведских интервентов. Обращение именно к этому образу объясняется тем, что битва под Полтавой произошла в день Самсония — 27 июня 1709 года, а изображение льва украшало государственный герб Швеции. Образ богатыря олицетворял, таким образом, доблесть русских воинов, а поверженный лев означал поражение шведов. Эта мысль ясно выражена в надписи на гравюре, выполненной после Полтавской баталии и изображавшей Петра 1, одолевающего льва: «Самсону Российскому рыкающего льва свейскаго преславно растерзавшему».


Западная сторона Большого каскада

Такие аллегории, в конкретных художественных образах иносказательно повествовавшие о крупнейших политических событиях того времени, были широко распространены в первой половине XVIII века.

Тема, выраженная в центральной группе каскада, получает свое развитие в остальном его скульптурном убранстве.


Фонтан «Тритоны»

Высоко над гротом, в разрыве балюстрады, мифические повелители волн — братья Тритоны, в радостном порыве устремляясь вперед, провозглашают славу победам русского флота. Из их раковин струится вода; она падает на площадку перед гротом, где играют водяные струи фонтана «Корзина».


Фонтан «Корзина»

Позади, на стене верхней площадки каскада два массивных маскарона косматого бога морей Нептуна символизируют покорение морских просторов: вода, бегущая по ступеням боковых каскадных лестниц, стекает к подножью «Самсона». По гранитному краю ковша женские фигуры Сирен и Наяд (в античной мифологии властительниц судьбы моряков), грациозно склонясь к Самсону, поют хвалу победителю. Тонкие дугообразные водяные струйки, вылетающие из морских раковин, причудливо скрещиваются и осыпают мелкими брызгами гладь бассейна.


Фонтан «Наяда с тритоном»

Каскад украшают не случайные изваяния богов и героев — а аллегорическом повествовании, развернутом здесь, каждое из них имеет определенное смысловое значение. Изящная Галатея, богиня спокойного лучезарного моря, и её возлюбленный пастушок Акид, изображения богини Венеры, рожденной из пены морской, барельефы, рисующие триумф владыки морей Нептуна и его супруги Амфитриты, дополняют морскую тему каскада.


Фонтан «Волхов»

Миф о Персее, представленный на каскаде в образе юноши, охваченного порывом совершённого подвига, с головой медузы в руке и сюжет барельефа «Персей, спасающий Андромеду от морских чудовищ» истолковывались как аллегория освобождения Ижорских земель: «Написахом Андромеду на снедение морскому зверю при море привязанную — говорится в описании триумфальных ворот, воздвигнутых в 1709 году,— знаменует же Ижерскую землю по сие время льву свейскому (шведскому) близ Фионского (Финского) моря в снедение попущенную … Российский Персеуш взяв сего от плена освободил».

В триумфе Самсона участвуют повелитель вселенной Юпитер со своей супругой Юноной и виночерпием Ганимедом, покровитель торговли и ремесел Меркурий, богиня плодородия Церера, популярный полководец древнего Рима Германик и другие античные боги и герои.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".