Вокруг Ростова Великого

2. Окрестности Борисоглеба. Борисоглебский монастырь XIV-XVIII вв.

Вековой хвойный бор стоит плотной стеной по обе стороны шоссе. Внезапно его темно-зеленые кущи раздвигаются и вдали на пологом холме, омываемом извилистой речкой Устье, вырастает Борисоглебский монастырь. Вокруг него ютятся деревянные и каменные дома бывших Борисоглебских слобод. Они придают неповторимый колорит древнему памятнику, смягчая своим приветливым видом неприступность облика монастырского ансамбля.

Основателями Борисоглебского монастыря были монахи из Троице-Сергиева монастыря Федор и Павел — сподвижники Сергия Радонежского. Уроженец Варницкой слободы под Ростовом Великим Сергий Радонежский, крупный религиозный и политический деятель, сыграл важную роль в сплочении вокруг Москвы для борьбы с ненавистным татаро-монгольским игом разрозненных, терзаемых междоусобицами русских княжеств. В глухих, малодоступных для врагов местах создавались в первой половине XIV века монастыри-крепости, где сосредоточивалась культура и сила Руси. Сюда бежали народные умельцы, здесь ковалось оружие для битв за освобождение родины.

По преданию, надежное в оборонном значении и на редкость красивое место для постройки Борисоглебского монастыря-крепости указал сам Сергий Радонежский. Монастырь стал надежным укреплением западной границы ростовского княжества.

Строительство деревянного Борисоглебского монастырского ансамбля началось во второй половине XIV века при ростовском князе Константине Васильевиче, зяте великого московского князя Ивана Калиты.

В 1522-1524 годах «по велению» московского князя Василия III в монастыре возводится первое каменное сооружение — собор Бориса и Глеба. Впоследствии строятся и другие здания, составившие основу композиции этого крупнейшего произведения крепостного искусства. Каменное строительство в Борисоглебе облегчалось тем, что рядом, у деревни Кочерка, находились залежи извести. Все здания и их затейливый декор созданы из кирпича.

Зодчим, работавшим в Борисоглебе в первой половине XVI века, был ростовец Григорий Борисов. Его постройки можно встретить не только в Ростове, но и в Макарьевом, Кирилло-Белозерском, Ферапонтовом монастырях. С Борисовым работала артель безымянных мастеров, среди которых нам известно только имя Третьяка Борисова.

Борисоглебский монастырь значительно разбогател во времена Ивана IV Грозного, который вместе с опричниками хотел постричься в монастырь. Некоторые опричники действительно ушли в монастырь. Свидетельство тому — могильная белокаменная плита с именем известного опричника Ивана Чоботова, к сожалению, употребленная в XIX веке для ремонта лестницы в звоннице. Имя Чоботова записано и в монастырском синодике как пожертвовавшего свои владения Борисоглебской обители. Иван Грозный приезжал в монастырь трижды и внес пятнадцать вкладов.

К началу XVII века Борисоглеб стал сильной крепостью с каменными стенами. Во время польской интервенции он был в осаде. В эти же годы в монастыре жил Иринарх-затворник. Прикованный цепью в крошечной келье у восточной стены, он через окно уговаривал всех прохожих идти в народное ополчение Минина и Пожарского, которое собиралось в Ярославле.

Следующим крупнейшим периодом каменного строительства в Борисоглебе стала последняя четверть XVII столетия. В это время по инициативе ростовского митрополита Ионы Сысоевича создается шедевр древнерусского зодчества — кремль Ростова Великого. Стилистическое сходство, архитектурные приемы роднят постройки Ростова и его окрестностей, сооруженные по заказу Ионы Сысоевича, с возведенными в Борисоглебе звонницей, Сретенской надвратной церковью и другими постройками.

Созданный к 1690-м годам архитектурный ансамбль Борисоглеба другими каменными постройками уже не дополнялся. Благодаря гармоничному слиянию сурового стиля XVI века с изысканно-затейливой архитектурой последних десятилетий XVII века Борисоглебский монастырь представляет собой редкое по художественной цельности явление в древнерусском зодчестве.

Секуляризация монастырских владений в период правления Екатерины II сильно подорвала мощь Борисоглеба. Два века — XVIII и XIX,— давшие немало ярких произведений архитектуры, для него явились временем лишь поновлений, не всегда сочетавшихся с благородным обликом древних построек. В монастырь в 1738 и 1779 годы приезжали крупные московские архитекторы — Иван Мичурин и Иван Метлин. Однако вместо предложенного ими исправления деревянных ветхих построек монастырские власти переделывали каменные здания XVI-XVII веков.

В настоящее время в бывшем монастыре разместился филиал Ростовского архитектурно-художественного музея-заповедника. Ведется реставрация памятников, и древний ансамбль все более приобретает прежнюю красоту и величие. Исследование Борисоглеба В 1960-х годах вел реставратор В.С. Баниге. Его находки и материалы обследований до сих пор оказывают неоценимую помощь в ведении реставрационных работ.

Мощные стены, спокойная гладь которых нарушена лишь строгими рядами машикулей вверху и нижних бойниц, опоясывают монастырь, спускаясь к востоку и северу по склонам холма. Протяженность прямоугольных в плане стен около 1,5 км, высота до 12 м, толщина 3 м. Стены поделены на почти равные отрезки выступающими вперед четырнадцатью башнями, из которых четыре были дозорными. Сейчас только на северо-восточной башне сохранилась смотровая вышка.

Построены крепостные стены в середине XVI века, но отдельные, довольно значительные участки их перестраивались в XVII столетии. Переходы стен служили для обороны и соединяли две надвратные церкви — северную, Сретенскую, и южную, Сергиевскую. Главный вход в монастырь сейчас ведет через северные водяные ворота. Однако, чтобы лучше почувствовать обаяние Борисоглебского ансамбля, оценить необычность его планировки, войдем через южные Святые ворота. Над ними возвышается массивная церковь Сергия, построенная в 1545 году одновременно с крепостными стенами зодчим Г. Борисовым.


Борисоглеб. Вид на Сергиевскую церковь и Казначейский дом

Принятая в литературе датировка стен, башен и Сергиевской церкви XVI веком поддержана архитектором-реставратором ростовских памятников В.С. Баниге. Однако искусствовед М.А. Ильин и архитектор-реставратор С.С. Подъяпольский считают их постройками XVII века, несмотря на то, что кирпичная кладка отдельных участков стен заметно отличается от более темных рядов кирпичей конца XVII века. Датировка памятников не только Борисоглеба, но и других древнерусских построек ростовского края затруднена отсутствием клейм на кирпичах местного изготовления. Несомненно одно: подробное исследование зданий Борисоглебского монастыря принесет реставраторам еще немало интересных открытий.

Крупное пятиглавие Сергиевской церкви выглядит несколько приземистым после замены в конце XVII века первоначального позакомарного покрытия на четырехскатное. Стены стройного куба расчленены пилястрами и прорезаны узкими щелевидными окнами со скромным валиком в верхней части. Некоторые окна были растесаны в XVII веке. Необычна алтарная часть Сергиевской церкви, входящая в основной объем здания, из которого выступает лишь небольшая пониженная апсида.

Лаконичным архитектурным формам внешнего облика четырехстолпного, перекрытого крестовыми сводами храма достойно отвечает благородная белизна стен его интерьера. Кирпичная алтарная преграда, очевидно, появилась во времена Ионы Сысоевича. Строгость интерьера еще более подчеркивается перспективными порталами, профилировка которых выполнена как из кирпича, так и из белого камня.


Борисоглеб. Западная галерея и портал Сергиевской церкви. XVI-XVII вв.

Вход в Сергиевскую церковь с северо-запада. К нему ведет широкая лестница, построенная, как и охватывающая памятник с юга и запада галерея, ионинскими мастерами. С южной стороны галерея зажата двумя шестигранными башнями с бойницами, возведенными одновременно со стенами и церковью в XVI веке. Композиция из надвратного храма с фланкирующими его башнями, впервые примененная Г. Борисовым в Борисоглебском монастыре и ставшая излюбленной в зодчестве Ростова и Ярославля XVII века, позволяет считать Сергиевскую церковь одним из ценнейших произведений архитектуры XVI столетия.

Аркада южной галереи со множеством ширинок, многоцветных и муравленых изразцов, с «вислым камением» над асимметричными пролетами Святых ворот создает радостное и вместе с тем торжественное настроение при входе в монастырь. Этот вход до постройки Водяных северных ворот был главным. С остальных сторон крепостной ансамбль имел естественную преграду — реку Устье.


Борисоглеб. Фрагмент южных, «святых» ворот Борисоглебского монастыря. XVII в.

Свод и арки Святых ворот покрыты фресками конца XVII века. Наибольший интерес представляет изображение Сергия Радонежского, Исидора Блаженного и преподобного Иринарха в южной арке восточного проема, Христа на престоле с коленопреклоненными перед ним Борисом и Глебом над северной аркой восточного проема, а также «Спаса в силах» в западном проеме ворот.

В тени проезда виднеются двое дубовых ворот — редчайших произведений декоративно-прикладного искусства XVII века. Одни ворота состоят из плотно пригнанных квадратов, набранных «в елочку>. Другие — решетчатые, ажурные, через которые раскрывается чудесная панорама монастырского ансамбля.

Уникальность планировки Борисоглебского монастыря, позволившая ряду исследователей называть его кремлем, выразилась в отказе Г. Борисова от традиционной постановки собора в центре ансамбля. Все каменные здания сгруппированы в северо-западной части территории. Собор, трапезная, просфорный и казначейский дома, звонница, на месте которой, скорее всего, стояло какое-либо здание, образуют центральную внутреннюю площадь монастыря.

А настоятельский и братский корпуса, «старые настоятельские покои» и северный фасад просфорного дома ограничивают внутренний хозяйственный двор.

До начала XIX века деревянные строения, в основном хозяйственного назначения, были разбросаны на остальной монастырской территории сложного рельефа. После· их сноса «по ветхости» был расширен монастырский сад с двумя небольшими копаными прудами.

Познакомимся ближе с памятниками бывшего Борисоглебского монастыря.


Борисоглеб. Собор Бориса и Глеба. 1522-1524

Собор Бориса и Глеба был воздвигнут Г. Борисовым в 1522-1524 годах на месте деревянного, где были захоронены основатели монастыря Федор и Павел. Строгий кубический объем храма, стоящего на крутом холме, отражает дух эпохи, в которую он был построен. Узкие щелевидные окна, лишенные наличников, и перспективные порталы, простыми уступами уходящие в толщу стен, подчеркивают суровость образа средневекового памятника, напоминающего небольшую крепость внутри обширного крепостного ансамбля.

Серьезные нарушения облика собора относятся к концу XVIII и XIX веку. Чтобы усилить роль главного храма в монастыре, барабан главы был надложен, а сама она получила вместо шлемовидной форму приземистой луковицы с перехватом. К западной стене собора пристроили обширный придел Илии и паперть с тяжелым классическим портиком, выглядящим чужим среди древнерусских построек. Внутри придел был расписан на тему земной жизни Иринарха-затворника. Росписи выполнил художник Сапожников.

В интерьере храма четыре стройных крестчатых столба, на которые опираются арки и своды, создают редкий по красоте эффект бесконечно высокого внутреннего пространства, резко контрастирующего с внешним обликом памятника.

Впервые собор был расписан в конце XVII века. В 1956 году архитектором Б. Огневым была вскрыта поздняя кирпичная закладка аркасолей северной и восточной стен. Было обнаружено изображение всех канонизированных к XVII веку ростовских князей. Патриаршее место в алтаре расписано орнаментами из стилизованных трав темно-красного и темно-синего цвета. В 1911 году стены собора Бориса и Глеба расписал художник Егоров. Надо признать, что эта живопись, напоминающая росписи Владимирского собора в Киеве, довольно удачно вписалась в интерьер древнего памятника.

Самой сложной по объемно-пространственной композиции постройкой Борисоглебского монастыря является комплекс зданий, состоящий из монастырской трапезной, продолжающей ее объем Благовещенской церкви и примыкающих к ним настоятельских покоев.


Борисоглеб. Благовещенская церковь и настоятельские покои. XVI-XVII вв.

Одноглавая Благовещенская церковь, построенная Г. Борисовым в 1524-1526 годах, немного смещена к северу по отношению к оси трапезной. Это была домовая церковь настоятеля монастыря. В конце XVII века, как и трапезная, она подверглась серьезным переделкам. Позакомарное покрытие, придававшее церкви большую стройность и подчеркивавшее главенствующую ее роль в общей композиции с трапезной и настоятельскими покоями, заменили на четырехскатное. Окна храма были растесаны, и только на северной стене сохранилось небольшое окошко XVI века, обрамленное скромным жгутиком.

Одностолпная трапезная палата — распространенное сооружение в богатых монастырях — построена Г. Борисовым, но значительно переделана в конце XVII века. Перестройка фактически обезличила интересное здание. Но в эти же годы к западной стене было пристроено ведущее на второй этаж крыльцо, ставшее одним из выразительнейших сооружений монастыря. Почти скульптурное по пластике крыльцо прорезано с трех сторон арками с висячими гирьками в центре. Нижняя часть крыльца сплошь покрыта мишками-ширинками со вставленными в них изразцами, среди которых выделяются муравленые с изображением скачущих всадников. Наличники небольших с полуциркульным завершением окошек образуют рельефный пояс, создающий живописную тень на фасаде. Верхняя гладкая часть крыльца является художественно продуманным контрастом к буйству декоративизма первого этажа здания.

Двухэтажные настоятельские покои представляют собой редчайший образец жилого гражданского здания XVI века. Стены покоев, как и другие постройки Борисова, расчленены лопатками. На северной стене сохранился уникальный декоративный фриз, который можно назвать «кирпичной вышивкой». Широкая полоса орнамента, составленного из нишек-бойничек, поребриков, городков, отличается строгим благородством. Невольно вспоминаются слова известного путешественника Павла Алеппского, посетившего Россию в середине XVII века: «Мы удивлялись на их (каменных палат. — Т.Ф.) красоту, украшения, прочность … Кирпичи в этой стране превосходны. Каменщики высекают на них железным инструментом неописуемо чудесные украшения, не отличающиеся от каменных».


Борисоглебский монастырь. Настоятельские покои. Декоративный пояс. XVI в.

Большая палата настоятельских покоев перекрыта мощным коробовым сводом. Орнаментальная роспись 1680-х годов, покрывавшая свод палаты и позднее забеленная, очевидно, была близка росписям собора Бориса и Глеба.

Сейчас вход в настоятельские покои устроен с восточного фасада. Вначале же вход находился на западном фасаде, где видна заложенная дверь. Реставраторами обнаружены остатки граненых столбов большого крыльца и высказано было предположение о наличии на западной стороне галереи-гульбища.

Около средней малой башни западной стены находятся «старые настоятельские покои». Двухэтажное кирпичное здание, вросшее в землю по основание окон подклета, имеет остатки типичных для построек XVI века пилястр. В дом, значительно перестроенный в XVII веке, ведет позднее крыльцо с широкой повышенной аркой.

В подклете сохранились две просторные одностолпные палаты, перекрытые мощными крестовыми сводами. Под северной палатой находится глубокий подвал, в западной стене которого заложено окно, упирающееся прямо в монастырскую стену. Скорее всего, в XVI веке в этом месте стены не было и здание, заключенное между двумя пряслами существующего участка крепостного укрепления, служило оборонным целям. Впоследствии недостающий участок стены был пристроен вплотную к зданию покоев.

У северной стены, замыкая пространство внутреннего хозяйственного двора, стоит двухэтажный кирпичный Братский корпус. Подклет, в кладке которого четко читаются остатки пилястр и арочные очертания дверных и оконных проемов, позволяет датировать памятник первой половиной XVI века. Верхний этаж был деревянным и перестроен в XIX веке в кирпиче для размещения присланных в монастырь «на кормление» инвалидов Севастопольской обороны 1854-1855 годов.


Борисоглеб. Так называемая келья Иринарха в монастырской стене

У восточной стены находится так называемая келья Иринарха. Над ее небольшим, забранным решеткой окошком с наружной стороны — высокая килевидная арка. Просфорный дом, называемый иногда «архиерейской кухней», был построен в XVI веке. Рядом стоящий казначейский дом, возможно, был сооружен в ХVII веке или возведен на месте древнего здания, а затем перестроен в XVIII веке. Простой архитектуры одноэтажные здания были предназначены для хозяйственных целей.

Большой интерес представляет палата подвала просфорного дома с мощным столбом, поддерживающим четыре полусферических, редкой формы свода. Из подвала внутрь здания ведет узкая каменная лестница. По преданию, в подвале находилась тюрьма для лиц духовного звания.


Общий вид Борисоглебского монастыря с юго-востока. Звонница. XVII в.

Звонница, построенная в 1680 году, поражает изяществом пропорций и одухотворенностью образа. Стройная, двухпролетная, она напоминает звонницу Воскресенского монастыря в Угличе, но выигрывает расположением в стороне от основной группы каменных зданий. Она выглядит чуть ли не главной постройкой Борисоглебского монастыря, столько в ней величия.

Звонница трехъярусная. На подклетных палатах вырастает объем церкви Иоанна Предтечи с монастырской ризницей, переходящей в собственно звонницу. Силуэт ее трехглавия остр и легок.

В северо-западном углу здания помещена глубокая, доходящая до подклета шахта, в которую спускались гири от излюбленных в конце XVII века башенных часов. Ажурные кокошники, поддерживаемые витыми колонками, обрамляют окна, придавая звоннице нарядный вид. Но главный декоративный акцент памятника — его северное крыльцо, близкое по художественной выразительности крыльцу Благовещенской церкви.

Когда стоишь на главной площади Борисоглебского монастыря, то взгляд поневоле перебегает с одного пышного в своем каменном убранстве крыльца к другому, соперничающему с первым по богатству декора.

Ценность борисоглебской звонницы не только в особой выразительности ее архитектуры, но и в том, что она дошла до нас без существенных изменений. Образное решение здания не было искажено поздними перестройками.

Сретенская церковь над Водяными воротами, обращенная к дороге на Углич, построена одновременно со звонницей в 1680 году. Завершен стройный объем храма пятиглавием, в котором боковые главы на глухих, тонких, богато декорированных барабанах противопоставлены массивной центральной главе на широком световом барабане.


Борисоглеб. Сретенская церковь. Портал. XVII в.

Прямоугольную апсиду Сретенской церкви иногда связывают с включением в ее объем более древней постройки. Таковым было и мнение В.С. Баниге — крупнейшего исследователя ростовской школы зодчества. Однако устройство апсиды подобной формы можно объяснить и стремлением мастеров конца XVII века не нарушать художественное единство ансамбля XVI века. Ведь и в церкви Иоанна Предтечи, занимающей средний ярус звонницы, апсида прямоугольная, а дата постройки этого памятника не вызывает расхождений у исследователей Борисоглебского ансамбля.

Основной куб Сретенской церкви разделен в центре лопаткой, доходящей до колончатого фриза, являющегося отличительной чертой ростовской архитектуры времен Ионы Сысоевича. Небольшие заглубленные окошки по сторонам лопатки завершены огромными узорчатыми наличниками, подчеркивающими декоративное качало в образе Сретенской церкви. Сочный рельеф наличников ярко и неповторимо красочно подхвачен в архитектуре Водяных ворот и примыкающей к храму с запада и севера галереи.

Ворота, имеющие два неравных по величине проезда, и галерея покрыты сплошным кирпичным узором. Умелое чередование больших пластичных деталей с мелким рельефом декора создает богатую игру света и тени. Особенно выразителен нижний пояс аркады галереи и арки ворот, обильно украшенные «вислым каменьем». Высочайшие декоративные качества Сретенской церкви, ее исключительная живописность не раз привлекали внимание русских художников.

В интерьер церкви ведет портал, состоящий из четырех вар витых колонн, несущих архивольты, набранные из сочных бусин. В церкви размещена музейная экспозиция, рассказывающая об истории Борисоглебского монастыря.

На галерее устроена выставка изразцов, коллекция которых подобрана с хорошим вкусом и отвечает современному уровню показа развития изразчатого искусства в России с XV по XX век. Ценно, что музейные работники отвели должное место истории производства местных изразцов, до сих пор украшающих во многих домах поселка Борисоглебский печи и лежанки. Нехватка экспозиционных помещений не позволяет местным сотрудникам полнее раскрыть возможности борисоглебского музея, имеющего фонды, богатые произведениями народного искусства и средневековой живописи.

Из галереи можно попасть на боевой ход крепостных стен и совершить прекрасную полуторакилометровую прогулку по всему периметру монастыря. Отсюда каждый раз по-новому раскрываются монастырские постройки, оказываясь в неожиданных и наиболее удачных ракурсах.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".