Сергиев Посад

Н.М. Снегирев

Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества

Стефанова часовня

близ Троице-Сергиевой Лавры

Стефанова часовня близ Троице-Сергиевой Лавры

Стефанова часовня близ Троице-Сергиевой Лавры

Останавливая внимание на изображенной здесь часовне, мы сперва коснемся вообще происхождения и значения сих молитвенных храмин в русском мире, где они составляют памятники веры, народного благочестия и обетные места молитвословия, устроенные по благословении представителей Православной Церкви; обыкновенно в них по праздникам собираются на молитву жители нескольких селений, по причине отдаления от церквей, или по трудности сообщений весной и осенью.

Часовни находятся при городах, селениях, на больших дорогах, особенно на перекрестках, поклонных горах и в лесах, при церквах, монастырях, пустынях, колодцах и ключах, также на прощах, или расстанях при выезде из города и селения.

Древние часовни строились, большей частью, деревянными, в особенности дубовыми, для прочности; весьма мало было каменных, по причине местных средств и по тогдашней редкости каменных мастеров. С конца XVI-го столетия, при богатых обителях стали сооружать каменные часовни. При построении деревянных часовень, на коньке кровель их устраивали главу, или латунный позолоченный, или жестяный шарик с водруженным в него крестом; а если сооружали часовню каменную, то нередко, вместо обыкновенной кровли, возводили купольную или пирамидальную массу, коей форму и украшения заимствовали от древних колоколен или церквей, а вершину увенчивали главою с крестом. Иногда, в главной, средней пересечке креста, помещали медную отлитую, или чеканную небольшую икону. Как формы масс, главы и креста, равно и прочие части часовень всегда выражали храмовую символику. Что же касается до стиля зодчества часовен, то он никогда не уклонялся от общего церковно-византийского; только после первой половины XVIII-го столетия, стали в России сооружать каменные часовни в готическом и греко-итальянском вкусе.

На Руси часовни появились с христианской верой, коей проповедники нередко ставили на месте истуканов и языческих требищ кресты и божницы, как, например, св. Стефан Епископ в Перми. Такая часовая с древним деревянным крестом находится в Новгороде на мосту, на месте истукана Перунова. В летописях отечественных не только часовни, но иногда и самые церкви именуются божницами, божонками; древнейшие: в Киеве Турова божница, в Новгороде Антониева, на Припяти Давидова.

Название же часовень происходит от повседневных часов, кои там читает служитель церкви, а за отсутствием его, сельский грамотей; прочие слушают его и молятся на св. иконы в такой храмине. Нередко призванный из соседнего села священник поет в ней молебен и святит воду по праздникам, крестит новорожденных и отпевает усопших; к некоторым часовням из соседних церквей и монастырей совершаются крестные хождения на память того святого, которому посвящена часовня, или в день празднования чудотворному или явленному образу, там хранящемуся.

Молитвенные хоромины и молитвенные дома в старину называли часовнями, при коих живали пустынники. При такой хороме, на реке Выге, пребывал инок Герман, собеседник св. Савватия Соловецкого, как видно из жития его в Четьи-Минеи Апреля 17. Как на месте упраздненных церквей ставились часовни, так равно последние иногда обращаемы были в церкви. Монахи Евфросин и Галактион, упоминаемые в житии св. Евфимия Новгородского, поселясь в одном лесу, первоначально построили молитвенный дом во имя св. Николая Чудотворца, потом, когда присоединился к ним священник, срубили деревянную церковь во имя того же святителя.

Часовни иногда получают свои названия от имени святых, коим посвящаются. Так по образу св. Параскевии Пятницы, и часовни ее слывут Пятницами, а по изображению Животворящего Креста — Крестами, какие обыкновенно стоят пред въездом в города, как бы в ограждение их от напастей. В Шенкурском и Вельском округах, на память девятой Пятницы совершается молебен в разных приходских часовнях, куда стекаются окрестные жители. То же бывает там в день празднования св. Власия 11 Февраля и Праведного Прокопия Усьянского 8 июля в часовнях, им посвященных. В Псковской губернии, Островского уезда при старинных часовнях Св. Духа и св. Апостола Фомы бывают каждогодные ярмарки.

При некоторых из таких моленных находятся студенцы, ключи и родники, к коим народ питает заветное благоговение. Здесь странники, укрепясь молитвою и освежась чистою водой, почерпают новые силы к продолжению пути. Некоторые из этих мест мольбы и отдыха ознаменованы чудесами, исцелениями недужных и достопамятными событиями, кои переходят в народное сказание.

Между Переславлем и Никитским монастырем, на берегу озера Плещеева, встретите каменную часовенку называемую там Собинкою; она славна исцелением болящего Черниговского князя Михаила, ехавшего в обитель к св. Никите Переславскому в надежде получить от него облегчение в тяжком недуге своем. В двух верстах от Костромы, к западу, на берегу Святого озера, прежде известного под названием Мерского (Мерянского), стоит часовня с иконою Феодоровской Богоматери. На этом месте, при нашествии татар, или панов, как гласит предание, вынесена была сия св. икона; при виде ее ослепли и перетонули в озере.

До указа Петра I в 1722 году об уменьшении часовен, много их было в Москве на торжищах, перекрестках и улицах. Там на Никольском крестце при часовне, где стоит древний образ св. Николая Большая Голова, целовали крест присягавшие; по старому обычаю обыватели Китай-города, ежедневно в сумерки, оттуда брали огонь для домашнего употребления. Обычай этот сохранялся в многих домах до начала царствования Екатерины II, как передал нам один достопочтенный и маститый любитель и знаток старины, П.О. Коробанов. Кто из Московских жителей и приезжих православных не посещал часовни Иверской Богоматери, свидетельницы и восприемницы молитв и обетов!

Некоторые часовни сооружены над могилами знаменитых и благочестивых людей. Летописец нам повествует, что 1109 года над телом кн. Евпраксии Всеволодовны поставлена божонка. Вероятно, эта божонка была в роде тех будок, кои до Петра I строились над могилами покойников для сорокодневного чтения Псалтыря. В Вологде на поляне стояла часовня над могилою двух витязей Белоризцев, доблественно подвизавшихся за отчизну во время нашествия Литвы.

Часовнями увековечено в памяти народной местопребывание благочестивых тружеников, или встречи святых мужей.

По Троицкой богомоленной дороге увидите несколько часовен, начиная от креста за земляным городом Москвы, где встречены были св. мощи Филиппа Митрополита и где цари имели слазку во время своих набожных походов в Сергиеву обитель.

Не вдаваясь в указания на многие другие часовни, рассеянные на святой Руси, заключим общее их обозрение описанием изображенной на рисунке. Между деревней Рязанцами и славным некогда селом Воздвиженским, на 9 версте от Троицкой Лавры, на Поклонной горе стоит старая каменная часовня с шатровым верхом, на подкомарах, выступающих с четырех сторон. В ней водружен древний огромный восьмиконечный крест из дубовых брусьев, обитый липовыми досками, с изображением на одной стороне распятого Господа Иисуса Христа, а на другой — Преподобного Сергия. В некоторых местах дерево изгрызено страждущими зубною болью, которые, по вере своей, получают исцеление. С одной стороны ее колодец, с другой келья для сторожа, под сенью березника; против нее через дорогу Святой прудок, по преданию, ископанный преподобным Сергием. Никто из пешеходных богомольцев не пройдет мимо ее, чтобы не помолиться Животворящему Кресту, и чтобы не вложить своей трудовой лепты в кружку. Ее не проходили без поклонения всероссийские митрополиты и патриархи, великие князья и цари, которые нередко по обещанию хаживали пешком на богомолье в обитель преподобного Сергия (по выражению царя Алексея Михайловича) крепкого молитвенника, скорого помощника и кормителя всех царей российских. Старожилы на нашем веку еще помнили, как здесь останавливались с многочисленной свитой Императрицы Елизавета Петровна и Екатерина Алексеевна, помолиться и приложиться ко Кресту, как они жаловали вклады в часовню и раздавали из своих рук милостыню собравшимся сюда нищим. С благоговением к святыне здесь соединилось благоговейное воспоминание о двух святых современниках в XIV столетии, достопамятных в Русской истории подвигами веры, благочестия и любви к отечеству — первом Епископе Пермском, просветителе зырян, Стефане и преподобном Сергии Радонежском. Чрез сие место, тогда покрытое дремучими лесами, поспешал пермский Апостол в Москву, где нашел себе могилу; но он остановился на поклонной горе поклониться Св. Троице, и оттуда, благословив Троицкого Игумена Сергия, сидевшего в это самое время за братскою трапезой в обители своей, сказал: «Мир тебе, духовный брате!» Прозорливый старец, к удивлению братии, встал из-за трапезы и ответствовад на благословение Святителя поклоном и приветствием: «Радуйся, Христова стада Пастырь, мир Божий да пребывает с тобою.» «Кому ты кланяешься, отче?» спросили изумленные ученики его. «В сей час Епископ Стефан, идый в град Москву, и против монастыря нашего Святой Троице поклонился и нас смиренных благословил.» Сергий указал и самое место; куда тотчас посланные еще застали спутников Стефановых.

Так повествуют нам житейники Св. Стефана и преп. Сергия, и Лобкова уставная рукопись начала XVII века, из коей заимствуем cиe сказание.

Память чудесного сближения святых душ увековечена сооружением на Поклонной горе деревянной часовни, вместо коей, в XVII веке, построена каменная, доныне существующая. Она еще возобновляется и по cиe время в Сергиевой обители обрядом за праздничными трапезами: за третьим блюдом, братия по звону колокольчика, встают, сотворив молитву, заключают ее печатью слова: Аминь.

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".