Москва

Воронцово

Прямо к Старокалужскому шоссе (№ 2) выходят две изящные готические башенки, к которым вплотную приставлены две одноэтажные караульни: отсюда дорога идет через парк к тому месту, где в окружении флигелей и хозяйственных построек стоял господский дом старинной усадьбы Воронцово, прославленной как владельцами и друзьями их, так и любопытными событиями, связанными с ней. Подробное исследование ее истории было сделано на основе архивных документов Л.Р. Вайнтраубом.

Воронцово – это родовая усадьба Репниных, принадлежавшая им еще с XVII в. Первое упоминание о пустоши, что была деревня Воронцова Московского уезда Чермнева стана, относится к началу XVII столетия, когда она принадлежала князю Борису Александровичу Репнину. Эта пустошь до московского разорения в Смутное время была деревней, существовавшей еще в XVI в.

Воронцово. Башни у входа в усадьбу

Башни у входа в усадьбу

Репнины – старинный княжеский род, происходивший от Ивана Михайловича Оболенского, по прозванию Репня, который был Рюриковичем в 18-м колене и вел свое происхождение от князя черниговского Мстислава, почему репнинской герб и имел в левой своей половине герб Черниговского княжества – на золотом поле черный одноглавый орел с крестом. Из рода Репниных известно много замечательных российских государственных деятелей, среди которых и первый известный владелец Воронцова князь Борис Александрович, любимец царя Михаила Федоровича, управлявший несколькими приказами, при его же сыне царе Алексее Михайловиче бывший главой Боярской думы, а также его внук Аникита Иванович, прославившийся в царствование Петра Великого, как один из его ближайших сотрудников, в 1724 г. занявший пост президента Военной коллегии и пожалованный генерал-фельмаршалом. В переписной книге первой четверти XVIII в. упоминалось «за генералом за князем Никитою Ивановичем Репниным селцо Воронцово двор вотчинников, а в нем деловые люди...». В то время Воронцово носило также название Шатилово («в селце Шатилово, Воронцово тож мужска пола в подушном окладе написаны 22 души»).

Его сын князь Василий участвовал во многих войнах, был генерал-фельдцейхмейстером, т.е. начальником артиллерии, о котором фельдмаршал Миних отзывался так: «Князь Василий Аникитович был умен, храбр, хорошего поведения, служил ревностно, обещал занять место между первыми генералами, знал иностранные языки и пользовался всеобщей любовью».

Воронцово. Церковь во имя Живоначальной Троицы

Церковь во имя Живоначальной Троицы

Известно, что в 1770-х гг. Воронцово принадлежало его племяннику князю Петру Ивановичу Репнину, обер-шталмейстеру, генерал-аншефу и камергеру. При нем в Воронцове благоустраивается усадьба.

В доме в 1767 г. устраивалась домовая церковь Происхождения Честных Древ, которая существовала всего несколько лет: о ней Репнин писал московскому архиепископу Платону: «...в подмосковной его вотчине, сельце Воронцове, что ныне именуется сельцом Беспечным», имеется церковь, которую он и не хотел содержать. По обследовании выяснилась, что «оная состоит в покоях дому Его Сиятельства и рублена в одни углы и под одною крышкою».

Воронцово. Один из флигелей усадьбы

Один из флигелей усадьбы

От князя П.И. Репнина (он скончался в 1778 г.) подмосковная усадьба перешла к его двоюродному брату князю Николаю Васильевичу Репнину.

Он прославился еще более, чем отец Василий Аникитович и дед Аникита Иванович – получил чин генерал-фельдмаршала и был не только полководцем, но и известным дипломатом. Репнин участвовал в войнах против Пруссии, в знаменитой битве при Кунерсдорфе; в 1770 г. в Русско-турецкой войне он «не упустил ни одного случая находиться в сражении с неприятелями с отменной храбростью».

Воронцово. Детская площадка

Детская площадка

Именно Николай Васильевич отстроил воронцовскую усадьбу: вокруг деревянного господского дома стояли три пары флигелей, перед ним простирался большой парк с прудами, от дома на восток шли три луча аллей, одна из которых была главной подъездной от Старокалужского шоссе, где и находились краснокирпичные караульни со стрельчатыми белокаменными наличниками и украшенные изящными ажурными колоннадами башенки, дошедшие до нашего времени.

Последние годы жизни Н.В. Репнин провел в Москве: он жил в старинных палатах на Маросейке (теперь это дом № 11, купленный им в 1787 г. у принцессы Е.П. Гольштейн-Бек), а летнее время проводил в своей подмосковной Воронцово. По воспоминаниям, Репнин вел жизнь хлебосольного барина, как и многие тогда в Москве, столице отставных сановников: «...ни за стол он не садился, ни вечера не проводил без гостей, нередко во множестве, всегда незваных; в доме его простота со строгим приличием, но без всякой затейливой роскоши, отличались совершеннейшею чистотою; во всем были видны порядок, благородство, обилие... В гостиной он оживлял постоянно беседу, всегда занимательную; никогда не выходило из уст его слова презрения; ни сам он, никто у него не говорил о правительстве, не было также ни игры в карты, ни злоречия, ни пересудов ни на чьей счет...»

Воронцово. Прокат да-каров и велосипедов

Если не хотите ходить по парку пешком, можно взять напрокат да-кар или велосипед

В начале марта 1801 г. он поехал в свою любимую подмосковную вместе с внуком, Николаем Волконским, долго гулял с ним по парку и, как бы предчувствуя скорую смерть, так закончил разговор с ним: «Помни, друг мой Николаша, слова мои; может быть, мне уже не удастся еще так поговорить с тобою; помни Бога». Через два месяца он «вышел в парк и там, ходя обыкновенным, бодрым своим шагом, вдруг зашатался, не мог идти, оперся на внука и на садовника; поданы кресла; сам он тотчас велел послать за священником, исповедался приобщился Св. Тайн и всех своих благословил. Медицинские пособия с перваго приступа оказались недействительными; говорил мало; скоро совсем не мог говорить; несколько часов еще дышал и в тот же день скончался».

Н.В. Репнин имел от брака с Натальей Александровной Куракиной трех дочерей, и на нем прекратился бы род Репниных, но Александр I решил, что такая фамилия не должна исчезнуть: «В ознаменование отличного нашего уважения к воинским и гражданским подвигам покойного генерал-фельдмаршала князя Репнина, в память добродетели его и любви к отечеству, коими в мире и на войне, и на службе, и в уединении, до самого конца жизни своей, был он преисполнен, и в свидетельство, что истинные заслуги никогда не умирают, но, живя в признательности всеобщей, ближним его родственникам и нам самим известному, соизволяем, чтобы родной его внук, от дочери его рожденный, полковник князь Николай Волконский принял фамилию его и отныне потомственно именовался князем Репниным». Дом на Маросейке перешел к дочери Н.В. Репнина Дарье, в замужестве баронессе Каленберг, а Воронцовым стала владеть другая его дочь – Александра Николаевна, супруга генерала от кавалерии Григория Семеновича Волконского.

При ней в Воронцове, в одном из садовых павильонов (может быть, поэтому она такая непропорциональная) в 1807 г. была устроена церковь во имя Живоначальной Троицы, отчего и Воронцово иногда называлось селом Троицким.

Воронцово. Волейбольная площадка в парке

Волейбольная площадка в парке

В Воронцове в 1812 г. изготовлялось тайное «супероружие», грозившее перевернуть ход военных действий с Францией – воздушный шар, нагруженный снарядами, которые предполагалось скинуть на головы наполеоновских солдат. Руководил всем делом некий Леппих, приехавший в Москву под именем доктора Шмита из Штутгарта по рекомендации русского посланника, писавшего, что новое изобретение годно «для взорвания всех крепостей, для остановки или истребления величайших армий». Ростопчин, следуя приказам Александра I, поместил его в Воронцове, дал охрану, предоставил необходимые материалы и с нетерпением стал ждать обещанных результатов. Они, однако, не последовали, и полный разочарования, Ростопчин сообщил в Петербург: «Леппих – сумасшедший шарлатан». Эта любопытная история нашла отражение в романе «Война и мир»: Толстой отправил Пьера Безухова в село Воронцово «смотреть большой воздушный шар, который строился Леппихом для погибели врага, и пробный шар, который должен быть пущен завтра. Шар этот был еще не готов, но как узнал Пьер, он строился по желанию государя...».

С приближением французов часть оборудования увезли в Нижний Новгород, а кое-что пришлось сжечь. Французы потом с любопытством разбирались в них, пытаясь понять, что же надумали русские. Леппих еще некоторое время пытался что-то соорудить, пока, наконец, и 1814 г. не последовало распоряжение выслать его «туда, откуда он родом».

Воронцово. Возле пруда сдают напрокат лодки

Возле пруда сдают напрокат лодки

Воронцово служило своеобразным дачным местом: москвичи-аристократы иногда жили там летом. Вот что пишет Александр Яковлевич Булгаков, сын одного из известных дипломатов времен Екатерины II, в письме брату в Петербург от 30 мая 1825 г.: «Были мы у княгини Зинаиды, которая, надобно признаться, очень мила. Собирается ехать завтра в Воронцово и жить там лето, ежели полюбится. Место плоское, было только хорошо отличным содержанием садов и домом; теперь, верно, все это запущено. Однако же, ежели решится там жить, съезжу посмотреть; я, чаю, нет и следов нашего Китайского домика, в коем мы жили с покойным батюшкою». Княгиня Зинаида, о которой идет речь, – известная в истории русской культуры поэтесса, драматург и хозяйка салона в доме на Тверской Зинаида Александровна Волконская, а «покойный батюшка» – Яков Иванович Булгаков, дипломат, бывший на трудном и ответственном посту посла в Оттоманской империи – его там заключили в тюрьму. Салон Волконской на Тверской являлся одним из самых посещаемых в Москве. В нем бывали многие известные литераторы, как, например, польский поэт Адам Мицкевич, высланный из своей родной Литвы во внутренние губернии России за участие в студенческом просветительском кружке. Мицкевич побывал в Воронцове в конце августа 1827 г.

После Александры Николаевны Волконской Воронцовом владел ее сын Николай Григорьевич, который в 1837 г. продал старинное родовое имение обер-шталмейстеру Сергею Ильичу Муханову. В 1838 г. он выстроил церковную колокольню и придел к церкви, освященный во имя Сергия Радонежского. Несмотря на свою богомольность, он враждовал с церковным причтом, обделяя его...

Церковники обращались с просьбами о защите «от самовольного действия помещика того села генерала Муханова, приказавшего своим крестьянам пользоваться церковною землею».

Воронцово. Одна из парковых аллей

Одна из парковых аллей

Впоследствии Воронцово перешло к купцу первой гильдии и фабриканту Г.И. Сушкину, владевшему им с 1867 по 1880-е гг., потом к фирме «Карл Тиль и Ко», затем к крестьянину А.И. Бахрушину, и перед большевистским переворотом им владел присяжный поверенный Е.А. Грюнбаум, купивший усадьбу за 250 тысяч рублей в 1911 г.: живший на Большой Полянке, 54. За ним числилось 244 десятины 1446 квадратных саженей земли, из которых усадебной 36 десятин (старинный парк, огороды и ягодники), с 40 постройками, из которых 15 были каменными.

В советское время в Воронцове выращивали свиней на потребу чекистов – тут был свиносовхоз НКВД.

Деревянный главный дом усадьбы не сохранился, он сгорел в советское время, на протяжении десятков лет многие строения усадьбы перестраивались и разрушались, превращаясь в руины. Сейчас постепенно проводится реставрация флигелей, очищаются пруды, подсаживаются деревья и кустарники.

Площадь Воронцовского парка составляет 38 га, и его планировка в основных чертах сохранилась, остались еще и некоторые старые деревья – вяз, липы, дуб. Парк вырубался в продолжение многих лет еще с XIX в.: так, в газете «Московские ведомости» еще в 1836 г. было напечатано такое объявление: «По старой Калужской дороге, расстоянием от Москвы в 6 верстах, в имении княгини Волконской, в селе Троицком, Воронцово тож, продается на сруб лес, до 100 десятин, крупного, состоящий из дубу, осины, и частию березы». Воронцовский парк сейчас окружен крупными жилыми домами, тысячи отдыхающих его интенсивно вытаптывают, ломая молодые деревья и кустарники.

Церковь, доведенная за советское время до полуразрушенного состояния, восстановлена, выстроены заново колокольня и одна из стен. В мае 1990 г. в руинах проведено первое богослужение, и после нескольких лет руины превратились в отделанное здание, кругом которого цветники, газоны, ограда. К западу от церкви поставлен крест в память жителей юго-западного района столицы, пострадавших при ликвидации аварии на Чернобыльской атомной станции.

Посмотрите также:

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".