Звенигород

Н.М. Снегирев

Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества

Успенский собор в Звенигороде

Московской губернии

Успенский собор в Звенигороде

Успенский собор в Звенигороде

Звенигородский Успенский Собор остался для нас единственным памятником древнего Звенигородского Княжения и Епархии. Удельные князья Звенигородские известны в отечественной истории до XVI века, когда царь Иоанн Васильевич дал этот удел двоюродному брату своему князю Владимиру Андреевичу и потом присоединил его к Московскому государству. При Царе Михаиле Феодоровиче князья Звенигородские имели уже свои дворы в Москве. Епископы Звенигородские появляются в истории Российской Иерархии не прежде, как в XIV веке; первый из них Даниил, а последний, в конце XVII века, Никита.

Ни летописи, ни грамоты, ни настенные надписи не сообщают нам положительных сведений о времени построения этой Соборной церкви в Звенигороде; одно безотчетное предание приписывает ее сооружение Великому князю Всеволоду Ярославичу, умершему в 1093 г., когда еще о Москве и помину не было. Сомнительно, чтобы он, среди нестроения на Руси, среди распрей своих с родственниками и набегов Половецких, успел соорудить храм на северо-востоке ее, еще редко населенном и мало известном на юге. Достовернее признать можно первым храмоздателем князя Всеволода III Георгиевича, сына великого князя Юрия Долгорукого; ибо в северной Руси он был сильнее своего брата великого князя Андрея Боголюбского. Тогда уже огласилось в Русском мире бытие Москвы, или Москова, славились чудные каменные соборные церкви во Владимире с 1158 г., Переславле с 1170 г., Ростове с 1213 г. Но говоря о сооружении Всеволодом собора в Звенигороде, не должно забывать, что соименный сему город тогда находился в Киевском и Червенском княжествах.

Как бы то ни было, но в Токтамышево нашествие северо-восточный Звенигород испытал одинаковую участь с Москвою; вместе с городом сожжен был и собор. В это время княжил в Звенигороде набожный сын Димитрия Донского Георгий, который присоветовал Святому ученику Преподобного Сергия Савве основать в его княжестве Сторожевский монастырь, где Георгий соорудил в честь Рождества Богородицы каменную церковь, по стилю, сходную с Звенигородским собором. Это ведет к предположению, что благоверный Георгий, ревнитель церковного благолепия, возобновил, или вновь построил Звенигородский собор. Если б не было у Владимирского великого князя, Всеволода III сына Георгия и другого Звенигородского князя Георгия, сына Иоанна III, то с вероятностью можно б заключить, что бывший придел собора во имя Св. Великомученика Георгия устроен сыном Донского; ибо Удельные и Великие князья имели благочестивое обыкновение созидать церкви, или пределы в честь тезоименитых себе Святых.

После ужасного пожара в Москве, истребившего много церквей, в 1547 г., Царь Иоанн Васильевич взял в Москву из Звенигородского собора некоторые древние иконы. В Польское нашествие этот храм утратил драгоценные вклады своих Удельных князей и Святителей; недавно только заглажены и закрашены следы его в польских писменах, начертанных на стенах храма. За этим разгромом следовал пожар; собор возобновлен был при Царе Михаиле Феодоровиче. С 1830 по 1837 г. службы в соборе не было по причине ветхостей, кои исправлены попечением Звенигородского купца Рухманова. Тогда внутри вынуты были прежние дубовые связи, состоявшие из брусьев толщиною 6 вершков квадратно, арки подделаны на 1 аршин; для большей прочности, извне здание связано толстыми железными полосами.

Итак, за недостатком положительных свидетельств, о древности своей сам будет гласить этот памятник церковного зодчества. Судя по материалу, кладке и стилю, он должен быть современен Переславскому Преображенскому собору.

Он стоит на левом берегу Москвы реки, над уровнем ее около 90 сажень. Самое урочище его называется городом, на городу, от коего уцелел земляной вал, сделанный в виде прямоугольника. В средине укрепления, близ собора, вероятно, находился княжеский двор с его службами; потому что гора, смежная с соборною, слывет конюшенным двором.

Собор составляет квадрат с тремя полукружиями алтаря на восток; длиною 27; а шириною 18 аршин. Надь четырехскатною кровлей возвышается на длинной шее, или барабане шишакообразная глава, увенчанная четвероконечным крестом с короною вверху и с полумесяцем внизу; прежде кровля была крыта гонтом, глава черепицею, а ныне железом. Несмотря на переделки и поновления, в плане и фасаде собора сохранился византийский стиль, каким запечатлены древнейшие церкви на северо-востоке России.

Здание это складено из крупных цокольных белых камней точками, образующих в два ряда облицовку, между коею навален бут, залитый известковым раствором и столь крепко склеившийся, что облицовка с бутом составляет как бы одну массу. Такая смешанная кладка служит признаком древнейших каменных построек в России греками и фрязинами; она употреблялась древними греками под назвавнием эмплектон. Греки научили так строить римдян, а впоследствии в Риме с XII до XVI-го столетия по Р.X. подобная кладка была в большом употреблении, так что Итальянские архитекторы ввели ее в Россию: Фиоравенти таким способом соорудил стены Московского Успенского собора; а в XI-м столетии Греческие художники из Царьграда, этою же кладкой созидали Киевский Софийский собор при Ярославе I и Дмитриевский собор во Владимире. На внешних стенах здания по четыре приставные тонкие полуколонки византийского вкуса; оканчиваясь капителями с откосами, они образуют по три арки. На трех сторонах здания над капителями заметен недостаток карнизной части, для коей приставные полуколонки служат поддержкою. При соборе уцелела одна из капителей полуколонн, северовосточного угла собора, дл. 13 шир. 7?, вер., который занимал полое место в карнизе; см. на рисунке подстав. Между верхними и нижними окнами идет по северной стене тройной пояс из белого камня, с высечкою разных узоров. Подобные орнаменты украшают Троицкий собор в Сергиевской лавре и Рожественский в Саввинском монастыре. Окна, одни древние узкие, длинные, сведенные мысом, а другие разделанные шире с дугообразными перемычками для большего освещения. В среднем полукружии древнее узкое и длинное окно, а в боковых, прежние заложены кирпичами и вместо их сделаны новые. В западной стене замечательны два крестообразных окна, какие попадаются в древних византийских храмах. Трое входных ворот с архивольтами на импостах такие же, какие в церквах XII, XIII и XIV веков; створчатые в них двери дубовые, обитые железом. Пред входами ступенчатые каменные рундуки. На паперти профессор Рулье заметил камни, на коих видны раковины chactetes radiatus и spirifer mosquensis, доказывающие, что, во время древнейшей постройки собора, белый камень ломали уже из верхнего яруса горного известняка, который и доныне доставляет его единственно в Московской губернии. На внешних стенах собора нет ни летописи, ни надгробных камней, ни тех крестов, какие находятся в древних Новгородских церквах.

По внутренности своей Звенигородский собор сходен с Переславским. Тот же план, общий Византийской Церкви. На четырех столпах лежат арки, поддерживающие своды и трибун. Пол лещадной. У западной стены полати или хоры, на кои ведет в северной стене лестница, так как и в Переславском соборе. Между двух палаток, хранящих церковную утварь и старинный алтарный иконостас Георгиевского придела, средина служила помещением для женского пола, как видно из устройства древних церквей в России. На палатях такжее сберегалась и кузнь (казна и вещи) церковная. В храме не видно княжеских и епископских гробниц, какие встречаем в соборах других удельных княжеств. Внутренность здания освещается стенными окнами в два света и 8 окнами из сквозного трибуна.

Стены покрыты светлым планшевым колером. По свидетельству Звенигородского старожила, А.В. Брюзгина, назад тому 60 лет, их украшали изображения разных Святых. На лбе купола был написан Господь Вседержитель в преувеличенном размере.

Алтарный иконостас в пять поясов, посредственной работы, не ранее конца XVII века; ибо верх его увенчивается Распятием, которое начали ставить над Деисусом, вместо изображения Господа Саваофа, в силу деяний Московского Собора 1667 г. Местные иконы старого письма: Храмовая Успения Богоматери, Спаса Вседержителя, Владимирской Богоматери и Живоначальной Троицы. От древнего иконостаса уцелели одни только Царские двери с городками и столицами, обложенные серебром. Пред ним висит медное паникадило с двухглавым орлом на матице. Судя по открытым фрескам позади иконостаса на средостении алтаря, оно прежде заменяло иконостас, впоследствии к нему приставленный. Подобная стенопись недавно обнаружена за алтарвым иконостасом и в Рожественском соборе Саввина монастыря. Это служит доказательством вместе с другими свидетельствами, что в древних церквах иконостас алтарный тогда заменялся фресками на средостении, или только местными иконами на поклоне. Из Звенигородских фресков укажем на два известные нам, позади местных икон Успения Богоматери и Св. Троицы. Первый изображает двух святых мужей, по-видимому, пророков, одного с хартиею в руках; другой — Ангела в плаще, или мантии с […]шаком на голове, похожем на фригийскую шапку; держа в одной руке хартию, другою касаясь чела своего, он, кажется, обращает речь к стоящему пред ним святому старцу с согбенными на персях руками и с поникшею головою. Твердый и смелый рисунок этих фресков принадлежит византийской школе. Надписи на хартиях могли бы указать нам значение сих изображений и век художества, если б некоторые буквы не изгладились и если б не трудно было с точностью прочесть всю надпись; но сколько можно разобрать, то содержание их заимствовано из Св. Писания и отеческих книг. Первые два лица — пророки; начертание на хартии содержит в себе пророчество о Иисусе Христе. Явление Ангела св. мужу сопровождается возвещением, начертанвым на хартии: ТУНЕ УБО СЕДИШИ В ПЕЩЕРЕ СР…. По сравнении с славянскими азбуками разных веков, надписи сии относятся к концу XIV столетия, когда, вероятно, собор Звенигородский возобновлев был кн. Юрием Дмитриевичем. На одном из столпов находится древний образ Вознесения Господня, на коем прославленный Христос возносится на небо четырьмя Ангелами.

Самый алтарь с полусферическим сводом составляет полукружие, вдоль стены коего идут каменные лавки; от жертвенника и ризницы отделяется он простенками с арками, кои ведут в оба предалтария. В стенах его еще сохранились прежни дубовые связи. Престол каменный; в южном предалтарии находился вышесказанный придел Георгиевский, коего престол обращен в жертвенник главного храма. Храмовая его икона, в 1812 г. сопутствовала в походах Графу Платову и, по окончании компании, обложенная серебряною ризою, препровождена в Саввин монастырь. Стены алтаря раскрыты планшевою краской; но там, где отвалилась штукатурная затирка и пробелка, обнаруживаются на синем поле в кругах орнаменты с византийских прорисей, кои украшали общую панель церкви.

При соборе стояла деревянная колокольня, назад тому полвека замененная кирпичною, которая представляется на рисунке.

К обозрению нашему сего древнего памятника благочестия и художества на северо-востоке России присоединим местное предание, которое гласит, будто между собором и обителью Саввинскою некогда существовали два монастыря, из коих один, Петровский, переведен в Москву.

Хотя это предание и не подтверждается письменными памятниками; но дает повод предполагать незапамятную давность населения Звенигорода совокупно с древностью его собора и могильных курганов, где в 1838 году открыты оставы человеческие с медными украшениями, браслетами, серьгами, перстнями и ожерельями. А.Д. Чертков, описавший нам сии находки в Русском Историческом Сборнике, с достоверностью полагает, что это остатки Мери, жившей в северной части Московской губернии и в Звенигородском уезде.

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".