Москва – сердце России

V. МОСКВА ПРИ ИВАНЕ III


Трон Ивана III из слоновой кости

Не противоречили заветам московских князей и стремления Ивана III завести сношения с западными государствами. Сознавая величие и могущество своего государства, желая занять для него подобающее место в системе государств Европы, он с многоразличными целями вел эти сношения, пользуясь для этого и иностранцами, и своими русскими дипломатами, каковыми у него, кроме греков и немцев, были Григорий Истома, Федор Курицын, Алексей Голохвастов, Михаил Плещеев, Михаил Еропкин, Власий Герасимов, Семен Толбузин и др. Москва в это время видела у себя много чужестранных посольств и сама отправляла в чужие страны свои дипломатические миссии. У нас в эту пору завязались сношения с императором Германским, папой Римским, королями Датским и Венгерским, дожем Венецианским, султаном Турецким, шахом Персидским и др. Примечателен дух и тон этих сношений: соображаясь с ним, иностранные послы уже величают Ивана царем и цезарем. Государь всея Руси довольно резко давал иностранным послам чувствовать свое недовольство, если они допускали что-либо, хоть сколько-нибудь невместное с достоинством России. Когда германский посол Поппель предложил Московскому государю выхлопотать у императора королевский титул, Иван сказал: «Мы, Божиею милостию, государь на своей земле изначала, от первых своих прародителей, и поставление имеем от Бога, как наши прародители, так и мы, и просим Бога, чтобы и впредь дал Бог и нам и нашим детям до века так быть, как мы теперь есть государи в своей земле, а поставления ни от кого не хотели и теперь не хотим». В переговорах с Федором Курицыным Поппель заговорил, чтобы государь отдал свою дочь или за маркграфа Баденского, или за курфюрста Саксонского. Отправляя свое ответное посольство к Германскому императору (грека Траханиота – Траханиот Юрий Дмитриевич, по прозвищу Малый, приехал в Москву в свите Софьи Палеолог в 1472 г., был дипломатом и переводчиком, участвовал в работах Новгородского Геннадиевского кружка по составлению полного свода русской Библии. С. Герберштейн пишет, что Траханиот «был муж необыкновенно ученый и искусный во многих делах». Ю. Траханиот и устроил бракосочетание Ивана III с Софией Палеолог. – Прим. ред – и при нем двоих русских) с подарками (собольи и горностаевые шубы), государь по поводу этого сватовства велел сказать, что Московскому государю отдавать дочь свою за какого-нибудь маркграфа непригоже, потому что от давних лет прародители Московского государя были в приятельстве и любви с знатнейшими Римскими царями, которые отдали Рим папам, а сами царствовали в Византии; но если бы захотел посватать дочь государя сын цезаря (впоследствии император Максимилиан I), то наш посол должен был изъявить надежду, что государь захочет вступить в такое дело с цезарем. Брак этот не состоялся; но Максимилиан отправил в Москву посольство и просил здесь белых соколов и кречетов, которых и получил. Не имея другого подходящего жениха, Иван выдал дочь за своего подданного, князя Василия Холмского, сына победителя новгородцев на Шелони, а сына своего Василия женил на Софье Юрьевне Сабуровой, которая была вызвана в Москву на смотрины в числе 1500 лучших девиц всего государства. Другая его дочь выдана была за великого князя Литовского; но отец выговорил, чтоб она отнюдь не меняла своей православной веры на папизм, не была принуждаема ходить в костел, была венчана по православному обряду, носила бы и в Литве русскую одежду и имела русских слуг (Княжна Елена была венчана в Вильне священником Фомой в русской одежде. Перед венчанием были соблюдены все русские обычай: расплетение косы, осыпание хмелем и пр.). Сына своего Ивана он женил на дочери Валашского господаря Елене. Вообще Иван III высоко держал себя перед иностранными государями. Мелкие из них писали ему очень почтительные грамоты. Так, князь Иверской земли (Грузии) Александр называл Ивана «звездой христианского мира, всесветлым и грозным государем, справедливой управой всем князьям» и т.п. С иностранцами в Москве обращались строго, а иногда с достойной порицания беспощадной жестокостью; так, доктора Леона, родом жидовина (еврея. – Ред.), не вылечившего государева сына, князя Ивана Молодого, казнили, а другого врача, Антона, не вылечившего одного татарского царевича, выдали его родственникам, а те ножом зарезали несчастного на Москве-реке, по выражению того времени, «как овцу». Напуганный этим, знаменитый итальянский зодчий Аристотель Фиоравенти хотел уехать из Москвы, но его удержали насильно.


Печать Ивана III

Мы не имеем в виду излагать внешние факты правления Ивана III и, как бы ни были интересны перипетии падения вечевого Новгорода, свержения татарского ига, борьбы с Литвой и пр., обратимся к бытовым сценам этого примечательного времени и к тому, что составляет историю Москвы как города.

Наша столица в эту пору впервые видела более торжественное, чем прежде, особого рода поставление первосвятителя – митрополита всея Руси; затем, подобное царскому, посаждение на престол и венчание шапкой Мономаха внука государева и, наконец, казни еретиков.

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".