Москва – сердце России

VI. Москва при великом князе Василии III


Грамота Василия III

Митрополит Филарет говорит: «Глубокая была мысль соединить в одном святилище местную святыню удельных княжеств: жители их, расставаясь со своим заветным сокровищем, невольно привязывались к месту его будущего хранения; сердце их как бы отходило туда за иконою, и родовое к ней усердие служило лучшим залогом верности. Так из Владимира, Новгорода, Пскова, Устюга, Смоленска собрался иконостас Успенского собора». Что этот первопрестольный храм всея Руси служил залогом ее единодержавия, свидетельствовал и следующий обычай, существовавший у нас до Петра I. Вечером, часов в 8 или 9, когда запирались кремлевские ворота, сторожевые стрельцы перекликались между собою. Близ Успенского собора часовой начинал громко и протяжно, нараспев, возглашать: «Пресвятая Богородица, спаси нас». Другой продолжал: «Св. московские чудотворцы, молите Бога о нас». После молитвенных, возгласов другие часовые перекликаются следующим характерным образом: «Славен город Москва»; другой отвечал: «Славен город Киев»; третий – Владимир и т.д., пока не будут перечтены важнейшие города Московского государства.

Не был обойден державным храмоздателем и благоукрасителем и придворный Благовещенский собор, вновь перестроенный в это время. «Василий Иванович, – по словам летописца, – повелел подписать Благовещение на своем дворе златом, иконы все велел обложить серебром и златом верх церковный позлатити». Повеление государево было исполнено русским мастером Федором Еникеевым с братией. Примечательно, что на паперти вместе со святыми были изображены древнегреческие мудрецы: Аристотель, Зенон, Плутарх, Фукидид, Менандр и др. Мастер Бон Фрязин окончил церковь Иоанна «под колоколы», а мастер Николай слил колокол «большой благовестник» в 1000 пудов (Здесь и далее: 1 пуд = 16,38 кг. – Прим. ред.); помещен он был на особой «деревянной колокольнице».


Новодевичий монастырь

И вне Кремля храмоздательство государя оставило немало памятников. Самолично завоевав у поляков Смоленск, Василий III в память возвращения этого «ожерелья России» воздвиг в 1525 г. на берегу Москвы-реки в виду Воробьевых гор Новодевичий монастырь. Он же перестроил Петровский монастырь в Высоцкой слободе.

Летопись говорит, что он «повелел заложити и делати церкви каменные и кирпичные на Москве, на большом посаде за торгом (вне Китай-города. – В.Н.): Введение Святой Богородицы, Владимир Святый в Садех, Благовещение Св. Богородице в Воронцове (ныне Ильи Пророка. – В.Н.), да в городе на своем дворе церковь Святые Богородицы Рождество, у нее же предел святый Лазарь, – за Неглинной Леонтий Чудотворец Ростовский (не существует с 1812 г. – В.Н.), на Ваганькове Св. Богородицы Благовещение, за Черторьей (Пречистенкой. – В.Н.) в Девичьем монастыре Алексей – человек Божий, за Неглинкой Св. Петр, митрополит всея Руси, на Устретенской улице Введение Богородицы. Да Варвару св. поставил Василий Бобр, с братьею с Вепрем да Юшком, да Афанасия и Кирилла Александрийских поставил Юрий Григорьев, сын Бобынин, у Фроловских ворот. Обыденкой, на Старом Ваганькове, в память рождения Иоанна IV, построен был деревянный храм Иоанна Предтечи, причем в работе участвовал сам великий князь».

Какую важность государь придавал обетному делу построения Новодевичьего монастыря, – видно из того, что, отправляясь в поход на Казань, он дал в дополнение к своему духовному завещанию особую запись, в коей говорилось: «Да коли есми яз Божиею волею достал своей отчины города Смоленска и земли Смоленские, и яз тогда обещал поставити на Москве, на посаде, Девич монастырь, а в нем храмы во имя Пречистые, да происхождения Честного Креста и иные храмы; а которые храмы в том монастыре поставити, и яз тому велел написати запись диаку своему Трифону Ильину, да дати печатнику Ивану Третьякову. А дати есми обещал в тот монастырь из своих сел дворцовых село или два, а пашни в тех селах, в одном поле тысяча четвертей, а в двуполях потому-ж; да на строение тому монастырю три тысячи рублей денег. И ныне того монастыря состроити не успел». На тот случай, если станется воля Божия и он умрет, государь приказывает исполнить свою волю. Подписал эту грамоту митрополит Даниил. Свидетелями записи были старец Вассиан – княжь Иванов (Патрикеев), да отец духовный государя, благовещенский протопоп Василий. Грамоту же писал дьяк Меншик Путятин. Воспроизводим палеографический снимок с этой записи и привешенные к ней на шнурках печати митрополита и самого великого князя.

Однако Василий III не умер в походе и, одержав победу над казанцами на Свияге, построил, по выражению Степенной книги, преименитую вобчую (общежительную) обитель. Он собрал туда множество инокинь девического чина и начальницей над ними поставил благоверную и благочинную инокиню Елену Девочкину из Суздальского Покровского монастыря, которая, окончив жизнь схимонахиней, была погребена в новом монастыре и записывалась в старинных святцах наряду с московскими святыми. 28 июля 1525 г. был торжественно перенесен в крестном ходу из Благовещенского собора в Новодевичий монастырь список с чудотворной иконы Смоленской Божией Матери – Одигитрии.


Печати Василия III и митрополита Даниила

Предыдущая | Оглавление | Следующая

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".