Истра

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь


Скит Никона

Проезд до Нового Иерусалима: от Москвы по старому Волоколамскому шоссе до г. Истры 40 км. Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь находится на западной окраине города.

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь неразрывно связан с именем своего основателя – патриарха Никона.

Никон, ставший предстоятелем русской Православной церкви, по обычаю должен был основать для себя монастырь и прославить его новой святыней. Первой таковой обителью для Никона стал Иверский монастырь близ Валдайского озера.

В 1657 году патриарх занимается постройкой нового монастыря. Верстах в сорока от Москвы, на реке Истре, понравилось ему место, принадлежавшее Роману Боборыкину. Никон купил у владельца часть его земли с селом. Вначале он построил деревянную ограду с башнями и с деревянной церковью посредине, а приглашенный на освящение церкви царь Алексей Михайлович, воскликнул: «Какое прекрасное место, как Иерусалим!» Никону понравилось это замечание, и он задумал создать подобие настоящего Иерусалима. Патриарх решает снова послать Арсения Суханова на Восток с целью достать и привезти точный снимок с иерусалимского храма Воскресения. Между тем он дал палестинские названия окрестностям своей начинающейся обители. Так явился Назарет, явилось село Скудельничное, Гефсимания, Фавор и т.д.; гору с которой любовался царь, Никон назвал Елеоном, а реку Истр – Иорданом.

Формирование обители условно можно разделить на два периода: первый в бытность Никона патриархом с 1656 по 1666; второй спустя почти 14 лет (после его отстранения от первосвященства) с 1679 по XVIII век.

Одной из ранних каменных построек Нового Иерусалима был патриарший скит (1658), предназначенный для проживания Иерарха во время строительства монастыря.

Трехэтажное кирпичное здание, завершенное восьмигранником с куполом, силуэт которого, быть может, навеян Востоком, обладает плоской кровлей. На кровле-террасе, имевшей когда-то ограждение, находится малая келья и звонница с одним колоколом, помещенным в столбе. Скит совмещал в себе четырехстолпный Богоявленский храм, палаты Никона, служебные помещения (кухня, кладовая и др.) и храм св. Петра и Павла, устроенный в главе.

Здание снаружи сохранило богатую отделку из поливной керамики в карнизах, порталах и оконных очельях.

В том же 1658 году были начаты масштабные работы по возведению главной святыни монастыря – Воскресенского собора. Нельзя утверждать, что он явился точной копией своего Палестинского прообраза. Академик С.Б. Веселовский говорит об общем подобии планов этих сооружений при их существенном различии. Профессор М.А. Ильин так же отмечает лишь приблизительное копирование образца.

Собор во имя Воскресения Христова – композиционное и художественное средоточие ансамбля – имеет чрезвычайно сложную объемную композицию и красивый по рисунку план. Крупные объемы этого сооружения то неожиданно исчезают под землей, то воспаряют мощными главами и ступенчатыми ярусами к небесам.

Основные составляющие собора – одноглавый, крестчатый Воскресенский храм в три света с ротондальным массивом над часовней Гроба Господня, окруженные двухъярусными крытыми галереями, и примыкающая с востока подземная Константиноеленинская церковь. Высотным акцентом до Великой отечественной войны служила семиярусная колокольня, взорванная фашистами, и, к сожалению, так и не восстановленная.

Сложно указать верное число приделов и сопридельных храмов (С.В. Булгаков говорит о 30), расположенных тут же. Это церкви – Успения Божией Матери (устроена и освящена Никоном в 1664 г.), св. Иоанна Предтечи, Архангела Михаила; приделы – св. мч. Лонгина Сотника, Разделения риз, Страстей Господних, прп. Марии Египетской. Первоначально предполагалось соорудить 365 приделов, но из-за сложности воплощения, от этой идеи пришлось отказаться. Впрочем, и сам замысел о Новом Иерусалиме Никона оказался эфемерным. Уже в XIX столетии многие библейские топонимы и гидронимы исчезли, вернув себе исконные русские названия.

Широкое применение полихромной керамики в обработке фасадов Воскресенского храма, позволило ему называться непревзойденным шедевром русской архитектуры. «Полихромные многоцветные изразцы различных типов и форм первоначально служили основным элементом внутреннего и внешнего убранства. Помимо поясов, фризов, наличников окон и порталов храма, его барабан снаружи украшала керамическая летопись, внутри – литургические тексты. Большинство глав покрывала поливная черепица». (ПАМО в. 2, 1999 г.)


Собор Воскресения Христова

Ценинные изразцы для Нового Иерусалима изготавливались здесь же. Это самобытное искусство, возрожденное в XV-XVI вв., во второй половине XVII столетия переживало новый расцвет. Изделия, изготовленные Степаном Полубесом и Игнатием Максимовым под руководством мастера Петра Заборского, превзошли по красоте и блеску высокохудожественные ярославские образцы. Мастер П. Заборский стал автором пяти иконостасов, установленных в приделах собора.

Возведением грандиозного храма руководил крепостной Калязинского монастыря, зодчий Аверкий Мокеев. До этого он возглавлял работы по сооружению собора в Иверском монастыре Никона.

Несмотря на «изрядное умение» каменных дел мастера, колоссальный шатер над кувуклией (часовней Гроба Господня), оказавшийся слишком тяжелым, рухнул в 1723 году. Два пожара дополнили бедствия Воскресенской обители.

В конце 1740-х гг., по проекту архитектора И.Ф. Мичурина, ротонду по периметру охватывают двухэтажные галереи, К.И. Бланк наращивает ее третьим ярусом, Варфоломей Растрелли перекрывает деревянным шатром, облегченным тремя ярусами световых люкарн. Декоративное убранство собора получило новую барочную интерпретацию.

Восстановительные работы велись под наблюдением настоятеля монастыря архимандрита Амвросия (впоследствии – архиепископа Московского) на средства фабриканта П.Г. Цурикова, затратившего 82 000 рублей на возобновление одного только собора.

Внутреннее убранство храма поражало воображение. Обилие лепнины, позолоты и многоцветия создавало интерьеры невиданной красоты.


Интерьер храма Воскресения Христова

Кувуклия, занимавшая центральную часть ротонды, снаружи была отделана мрамором с изящными колоннами на высоких пьедесталах. Ее внутренние стены покрывало листовое золото, и горящие лампады перед Гробом Господним придавали святилищу невыразимое величие.

О том, что этот Храм обиталище не только Господа, но и его наместника на земле напоминало «горнее место», устроенное в виде амфитеатра. Его середину занимал трон патриарха Никона, возвысившего себя выше русского государя.

Библиотека монастыря содержала немало старинных книг и списков: в ней хранилось более 200 рукописей и до 150 старопечатных книг. Монастырская ризница – одна из богатейших в Московии, хранила кроме драгоценных облачений патриарха Никона, приношения от Царственных Особ, как известно благоволивших к пустыни. Здесь были портреты основателя пустыни, в облачении во весь рост, евангелие – список с Остромирова, писанное на пергаменте в XV веке, золотые сосуды царя Алексея Михайловича, сосуды и золотой крест, пожертвованные царицей Татьяной Михайловной и др.

Остальные монастырские сооружения, одно- и двухэтажные, протянулись вдоль западной и северной стены обители.

Трапезные палаты с Рождественской церковью (1686-1692) строились на вклад защитницы Никона и сестры царя Алексея Михайловича – Татьяны Михайловны. По центру палат возвышается церковь, выступая во двор двусветным четвериком на высоком подцерковье с трехчастной апсидой. По ее сторонам: палаты «монастырских детенышей» – одно из первых каменных строений внутри монастыря (1650-е гг.), скромные по наружной отделке больничные палаты (1698), переделанные в конце XVIII столетия под дворец; двухэтажный настоятельский корпус или покои (конец XVII в.), воздвигнутый на белокаменных кладовых 1650-х гг.

Одноэтажные палаты царевны Татьяны Михайловны (конец XVII в.) фланкируют одновременные им братские корпуса, обезличенные в XIX столетии.

Монастырь окружают крепостные стены (1690-1694), возведенные по приказу царей Ивана и Петра Алексеевичей выдающимся зодчим Яковом Бухвостовым. Оборонительный пояс так же составляют боевые башни, каждая из которых имеет свое название (Гефсиманская, Сионская, «Давидов дом», и др.).

На территорию монастыря ведут двое ворот: от скита Никона под Елизаветинской башней, и главные Святые – с надвратной Входоиерусалимской церковью (1694-1697).


Надвратная Входоиерусалимская церковь

Крепостной М.Ю. Татищева Бухвостов занят помимо работ в Новом Иерусалиме, на строительстве в Спас-Уборах, где создает царевну подмосковных барочных храмов. Работы в Воскресенском не позволили зодчему вовремя завершить Спасскую церковь, за что он был наказан плетьми, как обычный подмастерье.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. монастырь был сильно разрушен. В местном музее можно видеть послевоенные фотографии, когда Подмосковная Палестина лежала в руинах. Ансамбль восстанавливался в 1960-х гг. усилиями многих советских реставраторов и архитекторов, вернувших к жизни этот прекрасный архитектурный комплекс.

В 1994 году в обители возобновляется Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигальный мужской монастырь, и продолжает функционировать Музей, долгие годы бережно хранивший его наследие.

Музей открыт ежедневно, кроме понедельника и последней пятницы каждого месяца, с 10 до 17 часов.

Заказ экскурсий: 8 (49631) 4-65-49, 4-97-87, факс 4-67-68

Справки: 8 (49631) 4-65-49, 4-97-87, 4-67-68

Вход на территорию монастыря, проведение любительской фото и видеосъемки на территории обители бесплатное.

За посещение выставок музея и крепостной стены взимается плата.

В парковой зоне, поблизости от скита Никона расположились постройки «Музея деревянного зодчества», основанного во второй половине XX века (ветряная мельница, часовня из села Сокольниково, Богоявленская церковь 1730 г. (сгорела в 2000 г.), двор крестьянина). В Выставочном корпусе (парковая зона) по выходным дням работает Чайный зал (пироги, чай из самовара).

На территории парковой зоны рядом с монастырем ежегодно проводятся фольклорные праздники.

Недалеко от обители есть родник, называемый «Святым источником».

 

Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".