Москва. Кремль.

Ансамбль колокольни Ивана Великого

Ансамбль колокольни Ивана Великого расположен между Соборной и Ивановской площадями и является композиционным центром Кремля. Он создавался на протяжении более чем трехсот лет – с 1505 по 1815 годы и состоит из трех объектов, возведенных в разное время: столпа колокольни Ивана Великого, Успенской звонницы и Филаретовой пристройки.


Ансамбль колокольни Ивана Великого
(столп, Успенская звонница и Филаретова пристройка)

Из книги «Ивановская колокольня в Москве (1893 г.):

Ивановская колокольня, в просторечии Иван Великий, называется так по имени находящейся при ней церкви во имя препод. Иоанна списателя лествицы.

1. Первое построение Ивановской колокольни современно устроению Кремля. Основатель великокняжеского престола в Москве, Иоанн Данилович Калита, украшая новую столицу Божиими храмами, поставил в 1329 г. на площади своего Кремля каменную церковь во имя св. Иоанна Лествичника, Ангела своего и — сына Иоанна, родившегося в день памяти препод. Иоанна (30 марта); от колокольни, при ней пристроенной, церковь эта слыла под названием «Ивана Святого под колоколы».

2. На третьем веке своего существования построенная Калитою церковь с колокольней обветшали. По повелению В.К. Иоанна III, вместо разобранной ветхой, была воздвигнута (1505 г.) новая каменная церковь во имя того же святого, для коей Петр Фразин слил колокол в 350 пуд. В 1532 г. возле церкви Ивана Святого с северной стороны была построена церковь во имя Воскресения Христова, которая, по перенесении в нее из Мстиславского двора престола и образа Рождества Христова, переименована 1555 г. в Рождественский собор, называвшийся «Рождество под колоколами».

3. В царствование Фёдора Иоанновича начато строением, а в царствование Бориса Фёдоровича Годунова окончательно воздвигнуто (1600 г.) одно из чудес московскихъ — видимый ныне гигантский столп Ивана Великого, при чем внизу его была устроена также и церковь во имя Иоанна Лествичника. Об этом построении свидетельствует видимая ныне надпись, сделанная медными литерами снаружи под куполом золоченой гла[вы]: «Изволением св. Троицы, повелением Великого Государя Царя и Великого Князя Бориса Фёдоровича, всея России Самодержца и сына его благоверного великого князя Государя Царевича Великого Князя Фёдора Борисовича всея России, храм сей совершен и позлащен во второе лето государства их 108» (1600).

Примеч. 1. После смерти Б.Ф. Годунова надпись была залеплена, по повелению императора Петра I опять открыта.

Примеч. 2. Помимо церковного назначения построение Годуновым Ивановской колокольни вызвано было и другими побуждениями, между которыми, как на главное, указывают на желание Годунова — дать заработок нуждающемуся населению во время свирепствовавшего тогда в Москве голода чрез то приобресть народное расположение, хотя на самом деле время построения колокольни не совпадает со временем московского голода. Весьма вероятно, что высокий столб Ивановский назначался также служить дозорною или сторожевою башнею, какая необходима была тогда для Москвы при частых набегах крымцев и нагайцев с юго-востока и литвы с запада; это видно, между прочим, из того, что время пребывания в кремле поляков-литовцев, в 1611 году на Ивановском столпе находилась стража, наблюдавшая за движением русских. (Памят. Моск. древ. Снегирева.)

Когда по изгнании поляков из Москвы было приступлено к возобновлению и украшению кремлевских храмов, тогда — «Божиею милостию, повелением благочестивого и христолюбивого, Богом венчанного Великого Государя Царя и В.К. Михаила Фёдоровича, всея Русси Самодержца, по благословению и по совету, по плотскому рождению отца его государева, а по духовному чину отца и богомольца, великого господина, святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и всея России» — стоявшая при Ивановской колокольне Рождественская церковь была разобрана, и на том месте, к северной стороне Годуновского столпа пристроено огромное здание с позлащенным куполом и с различными украшениями в готическом стиле. Внутри этого здания был устроен существовавший дотоле здесь собор Рождественский, а в четырех простенках его были помещены самые большие колокола.

Примеч. Сейчас приведенная надпись об этой пристройке была помещена под карнизом кругом ствны здания; в 1809 г., при починке последнего надпись уничтожена.

В 1812 г., взорванная неприятелями Филаретовская пристройка превратилась в груду камней, но столп устоял, давши только трещину от главы до 3 яруса. По осмотре архитектором Руско, трещина была пробрана, а вместо разрушенных пристроек были построены новые с соблюдением прежних размеров и формы, видимых ныне.

Помимо названных пристроек, при Ивановской колокольне в разное время бывали иные пристройки, замечательные по своему назначению.

Б.Ф. Годуновым была пристроена палата для бархатной и парчевой фабрики.

Алексеем Михайловичем была сделана новая пристройка для помещения огромного глобуса, подаренного ему Генеральными Штатами.

В половине прошлого столетия при Ивановской колокольне находилось губернское казначейство и палатка, где хранились старые утвари и разные вещи Успенского собора; в то же время во 2 ярусе Ивановского столпа были поставлены чаны с водой, для фонтанов в дни викториальные и и высокоторжественные.

По описанию Левшина (1783 г. стр. 244) под лестницей, ведшей в Рождественски собор, были сделаны две палатки, одна над другой, где жили Успенского собора псаломщики и пономари.

В царствование Павла I, на месте этих палаток была устроена военная гауптвахта, существовавшая здесь до половины настоящего столетия.

До 1807 г. на Ивановском столпе стояли часовые для наблюдения Городской части от пожаров.

По имени колокольни и площадь, окружающая оную, названа Ивановскою. На этой площади прежде объявлялись царские указы громко, во всеуслышание, или, как стало оттуда говориться, «во всю Ивановскую», Здесь же было сборище Ивановских, так называемых, площадных подьячих, которые в стоявших тут палатках писали нуждающимся разные акты; при Петре I был узаконен целый штат таких подьячих, во главе с особым старостой,— «для ослобы всенародной волокиты и тяготы и для письма безграмотным нужных бумаг».

Вид с верхнего яруса Ивановского столпа на широко раскинувшуюся Москву с ее златоглавыми храмами и разнообразными окрестностями столь величествен и прекрасен, что редкий из путешественников не восходит туда полюбоваться дивною панорамою древней столицы. В 1780 г. римский император Иосиф II с митр. Платоном, а в 1812 г. Наполеон со своими маршалами обозревали Москву с высоты Ивана Великого. В недавнее время наследный принц австрийский Франц-д'Эсте и сербский король Александр поднимались до самого верхнего яруса колокольни для обозрения Москвы. Непосещение Ивановской колокольни со стороны прибывающих в Москву россиян считается не простительным упущением. Внутренние стены колокольни почти сплошь испещрены записями имен посетителей.

Высота Ивановской колокольни показывается различно.

В описании прот. Левшина сказано: «Ивановская колокольня по старой мере в вышину от подошвы с [крест]ом 45 сажен, а по нынешней мере с крестом же 38 сажен, один аршин с половиною» (241). Прочие описатели или повторяют слова Левшина, или выбирают среднее число между показанными мерами, а некоторые, вероятно, по чувству патриотизма, возводят оную высоту до 49 сажен.

По своей беcпримерной высоте и огромности, Ивановская колокольня в XVII столетии превосходила все колокольни в русском мере и удивляла даже иностранцев своим величием и прочностию. Один из польских писателей в 1611 г. писал о ней: «Церковь св. Иоанна, находящаяся почти среди замка (т.е. кремля), замечательна по своей каменной колокольне, с коей далеко видно во все стороны столицы. На ней 22 колокола, в числе коих многие величиною не уступают нашему Краковскому Сигизмунду; висят в три ряда одни под другими; меньших же колоколов более 30. Не понятно, как сия башня может держать такую тяжесть» (Сказания совр. о Димитрии Самозв., кн. У, стр. 8).

Прочность и устойчивость здания колокольни объясняется качеством материалов и способом постройки. Пирамидальный фундамент ее из крупных известковых камней, как полагают, простирается вглубь до уровня со дном реки Москвы. Цоколь — из белого камня; нижний ярус сложен контродорсом; стены из плотных тяжеловесных кирпичей, связаны полосами брускового железа; верх оканчивается венцом из диких камней, кои склепаны железными полосами. Величина основания ок. 8 сажен, в поперечнике, диаметр купола — ок. 12 сажен. На позлащенной главе — крест осмиконечный в 10 арш., сделанный из железа, покрытого медными позолоченными листами; на верхней его перекладине вырезаны слова Царь Славы. Крест устроен после 1812 г., а бывший дотоле снят по приказанию Наполеона.

Примеч. До слуха Наполеона дошло, что крест на Ивановской колокольне золотой, и что в народе сохраняется предание, что со снятием сего креста неминуемо должны пасть свобода и слава России. Наполеон приказал снять крест, но никто из французов не решился на это дело. Тогда выискался один русский,— и Наполеон был свидетелем, с какою легкостию и проворством охотник этот по веревке взобрался на крест, с необыкновенною скоростию расклепал его и спустил на землю. Но когда Наполеон увидел, что крест был только позолоченный, то,— или досадуя на обманувшую его надежду, или во имя правила своего «пользоваться предательством, но презирать предателя»,— приказал тут же расстрелять изменника (Москва ила Ист. Путевод. 1872 г. Ч. II).

Столп Ивановской колокольни в 4-х ярусах — осмигранный, а в пятом последнем — цилиндрической формы. Постепенно снизу вверх уменьшаясь в своих размерах, здание столпа составляет одно величественное целое, в коем незаметны уступы между ярусами. Соединяя в себе тяжесть и массивность с легкостью и смелостью, без готических причуд и излишних орнаментов, этот колосс совершенно удовлетворяет условиям силы и соответствуете своему назначению — служить державою для огромной тяжести. Его можно также назвать античною колонною, как бы высеченною из одной скалы и похожею на знаменитые заграничные башни. Не напрасно по этому Иван Великий вместе с Царь-колоколом и Царь-пушкой причисляются к чудесам московским.

Что касается пристройки, слывущей и ныне под именем Филаретовской, то она как нельзя более гармонирует с Иван. столпом, составляя вместе с ним одно прекрасное целое. В пристройке этой замечаются две части: одна, ближайшая к столпу, с квадратным основанием, увенчивается высокою главою с куполом и крестом; в двух нижних ярусах ее находятся квартиры успенских сторожей и звонарей; в 3-м ярусе — Гостунский собор; в пролетах верхней части помещены самые большие колокола. Вторая, северная часть, с продольным основанием, оканчивается вверху башней с различными украшениями в готическом стиле, среди коих возвышается небольшой четвероконечный крест; эта часть служит для входа в Гостунский собор; над нею помещается семисотный, полиелейный колокол.

Ещё о колокольне Ивана Великого.


Колокольня «Иван Великий»
(фото Н.А. Найдёнова, 1883 г.)

  • Церковь Рождества Богородицы на Сенях
  • Успенский собор
  • Церковь Ризположения
  • Благовещенский собор
  • Грановитая палата
  • Архангельский собор
  • Ансамбль колокольни Ивана Великого
  • Золотая царицына палата
  • Теремной дворец
  • Верхоспасский собор и теремные церкви
  • Патриаршие палаты с церковью Двенадцати апостолов
  • Потешный дворец
  • Арсенал
  • Сенат
  • Большой Кремлевский дворец
  • Оружейная палата
  • Военная школа имени ВЦИК
  • Государственный Кремлевский дворец
  • Царь-пушка
  • Царь-колокол
  • История
  • Объекты
  • Посмотрите также:

     

    Порекомендуйте эту страницу своим знакомым. Просто нажмите на кнопку "g+1".